Книга "Ягдтерьер" Автор М.А. Муромцева читать Online

ГЛАВА IV

ОТВАЖНЫЙ БОЕЦ—ЯГДТЕРЬЕР

Работа по лисице: хроника истории в нашей стране

Первые ягдтерьеры попадали в нашу страну как представители норных собак. А поскольку в большинстве регионов охота на бар­сука в те годы была запрещена и раскопка нор не разрешалась, то вполне естественно, что представители новой для нас породы ста­ли использоваться в норной охоте преимущественно на лисицу. Этот ценный пушной зверь является желанным трофеем для мно­гих охотников.

Соответствующей этому использованию была и подготовка яг- дов в искусственных норах, где они сразу обратили на себя внима­ние многих норников. Повышенная по сравнению с другими нор­ными злоба ягдтерьеров создавала особую азартную спортивность и зрелищность притравок и испытаний этих собак. Под аплодис­менты зрителей и болельщиков многие ягды получали дипломы I степени по лисице, демонстрируя во многих случаях моменталь­ную мертвую хватку. Испытания по барсуку вплоть до середины 1980-х годов особой популярности не имели, а первые П-образные норы начали сооружаться лишь с начала 1980-х годов. Это позднее уже информация о породе стала поступать в нашу страну, и охотни­ки увидели возможности своих питомцев на многих видах охоты — на поверхности и в воде. Стали отличаться и упорно лидировать ягдтерьеры на полевых мероприятиях по барсуку, но, повторяем,

Мертвая хватка по месту. Чистая за горло.


все это начало происходить позднее. Поэтому наш рассказ об исто­рии рабочего использования ягдтерьеров, хроника истории поро­ды будет излагаться в первую очередь на примере работы ягдов по лисице, их выступлений на состязаниях различного ранга. Тем бо­лее, что лисица требует от норной собаки не только злобы и вязко­сти, хорошего чутья, верного поиска м достаточно быстрого пре­следования, но и мастерства, расчетливости, проявления элемен­тарной рассудочной деятельности.

Рассказ о работе первых ягдтерьеров по лисице, о выступлениях первых полевых чемпионов поможет более широко и масштабно взглянуть на современное поголовье породы, понять истоки рабочих качеств собак, увидеть работу предков многих сегодняшних собак как бы своими глазами, проанализировать исчерпанные и неисчер­панные возможности генофонда породы, лучше разобраться, с чего же все началось. В отечественном охотничьем собаководстве, пожа­луй, ни одна порода за столь короткий срок не имела такого стреми­тельного и бурного успеха у охотников, как ягдтерьеры.

Каждый из первых ягдтерьеров в России стал кирпичиком, из которых был заложен фундамент единого "здания" породы. Поэто­му представляется важным показать работу именно первых собак породы "Ягдтерьер", первых производителей, первых полевых чемпионов со всеми особенностями этих работ и их конкретикой. Это даст представление о том, что привлекло столь пристальное и заин­тересованное внимание охотников к работе представителей породы.

Одним из таких примеров является рабочая карьера ч. Чука 1002, которая прошла на глазах представителей многих регионов. Не приходится удивляться довольно снисходительному, но в ка­кой-то степени объяснимому отношению в тот период к экстерье­ру ягдов. В 1975 году молодой Чук, которому недавно исполнился год, уверенно выступил на Московских областных состязаниях и занял пятое место с дипломом II степени. Диплом свой он зарабо­тал, сделав два размена, а затем ворвался в тупик и взял лисицу за челюсть, но тут же выпустил зверя.

Чук постепенно накапливал опыт, стабильно показывая надеж­ную работу. Через два года он был включен в состав команды BOO (Москва) для участия во вторых Всесоюзных состязаниях норных собак 1977 года. Вот как он отработал. Показав быстрые и безоши­бочные поиск и преследование, Чук на первой же минуте взял мертвой хваткой лисицу по месту. Общая сумма баллов составила 97 из 100 возможных. Ему были присуждены диплом I степени и второе место-на престижнейших состязаниях. Эта работа произве­ла большое впечатление на участников мероприятия. Чук показал лучший результат в своей команде (она стала победительницей состязаний), а в целом уступил только гладкошерстному фок­стерьеру Пирсу Ярошенко (Украина).

Наряду с Чуком неплохо выступили и другие ягдтерьеры: Чира (BOO), потеряв несколько баллов за ошибки во время преследова­ния, после образования тупика с ходу энергично атаковала лисицу и сделала три размена. В результате диплом II степени при 87 бал­лах. За голос она получила довольно обычную для ягдов оценку — 3 балла и в то же время полные баллы за послушание.

Также успешно с дипломом II степени при 85 баллах выступи­ла и Веста-БАС (Литва). Сука получила более низкую сумму бал­лов за поиск и преследование, была активнее во время работы в тупике и получила за злобу на два балла больше, чем Чира.

Начиная с первой половины 1980-х годов представители других пород стали все реже побеждать на крупных, серьезных состяза­ниях. В московском регионе чемпионами становились, как прави­ло, представители одной, наиболее многочисленной до последнего времени породы — жесткошерстных фокстерьеров. То же имело место и в других регионах, а также на всесоюзных и всероссийских состязаниях[1].

В 1982 году на Московских состязаниях было отсужено 19 собак. Из них жесткошерстных фоксов 12, 3 ягда и 3 таксы. Все три ягда были дипломированы и все закончили работу мертвыми хватками (две за горло, одна пасть в пасть). Двое получили дипломы I степе­ни: Дашка II и Яшка, принадлежавшие одному владельцу. Третий ягд, сука Мальва, получил диплом II степени. Если учесть, что это итоги только одного дня, то для такого породного состава участни­ков — результат очень высокий, тем более, что было зафиксирова­но 8 мертвых хваток и из них шесть чистых — за горло.

Численность ягдтерьеров, принимавших участие в состязаниях, заметно увеличивалась из года в год, и с этого периода московские фокстерьеры практически утрачивают свою монополию на чемпи­онские титулы. Успешно стали выступать ягды и в других регионах.

В 1985 году на Областных состязаниях МООиР чемпионом стал Ярик 1098. Приведем краткие описания работ первых полевых чем- пионов-ягдов, а также ряд других выступлений представителей по­

Потаск. Фото И. Шперова

роды, блеснувших своим мастерством. Несмотря на очень быструю, стремительную работу, они действовали толково и расчетливо как при поиске и преследовании, так и в момент контакта с лисицей.

Так работал Ярик. Стремительно понорившись, он быстро подо­шел к зверю. Молча, требовательно стал царапать лапами шибер. Когда его подняли, Ярик с хорошей скоростью (2,1 м/сек) начал преследование лисицы. Несмотря на большую скорость уходящего зверя (лисица прекрасно поняла, насколько серьезны намерения собаки) и свое отставание, Ярик ошибся только один раз, пройдя пу­стой малый круг. Вязкость он показал идеальную. Ворвавшись в ту­пик, кобель тут же попытался взять лисицу, но она увернулась — произошел размен. Зверю пришлось уходить, пятясь от наседав­шей собаки задом. В трех метрах от тупика, в трубе он взял зверя мертвой хваткой за шею. В трубе взять зверя по месту не так-то просто — требуется мастерство.

В следующем году на таких же состязаниях успех сопутствовал ягду Вилли 1081. Кобель стремительно понорился и с пронзитель­ным лаем проскочил мимо зверя. Сказался темперамент. Пробе­жав крут, он подошел к узловому котлу с лисицей и отдал голос. Шибера подняли. Началось преследование на очень высокой ско­рости — 2,5 м/сек. Что примечательно: верно преследуя, Вилли отдает голос; скалываясь, бежит по пустым кругам молча. В дан­ном случае он продемонстрировал великолепное качество, высоко оцениваемое на испытаниях по следовой работе в Г ермании, — от­дачу голоса по следу, что у норных терьеров встречается редко. Ошибся он три раза — дважды проходами пустых малых кругов и один раз заведомо неправильным заходом навстречу зверю. Когда кобель вошел в контакт с лисицей, то не мешкая (что характерно
для многих решительных ягдтерьеров), ворвался в тупик и, кру­тясь, стал отжимать зверя, лишая его маневра, к стенкам котла. Низко, несколько набок держа голову и прижимая ее к земле (пре­красный прием!), резким броском взял лисицу на 10-й секунде. Ко­бель не торопился хватать зверя за что попало, действовал хотя и очень стремительно, но расчетливо. А как взял! Благодаря низко­му наклону головы он изловчился взять лисицу чисто по месту, то есть за горло, и, выпрямившись, перевернул зверя на спину. Бле­стящая работа! В естественных условиях таким образом легко вы­тащить добычу наружу из норы. Высокое мастерство владения хваткой Вилли демонстрировал впоследствии не раз.

В 1987 году произошла очередная смена чемпиона. На этот раз им стал Хун-Хуз 1463. Он работал четырнадцатым в первый день состязаний и, показав стремительный поиск и преследование, по­сле образования тупика на первой же минуте взял лисицу по мес­ту. Присужденный ему диплом I степени оказался единственным на этих состязаниях. Кобель много потерял на баллах за голос, по­лучив всего 1 балл и как бы подтверждая не очень лестное мнение

о голосах ягдтерьеров.

В целом ягдтерьеры показывали более высокие результаты, чем представители других пород (таблица 9). И это несмотря на не совсем обычный для ягдтерьеров результат — наличие только од­ного диплома I степени.

. Московские ягдисты довольно часто стали практиковать прове­дение внутрипородных соревнований, как правило, заканчиваю­щихся высокими результатами и обилием дипломов I степени., В частности, на внутрипородных соревнованиях (октябрь 1987 г.) от­лично выступили два кобеля — Чук-Чук 1409 (20+10+30+30+2+ +3+1=96) и ч. Бич 1324 (20+7+30+30+ 4+3+2=96). Примечательно,

Таблица 9 Результаты на состязаниях (1987 г.)

Показатель

 

п

о р о д

а

 

ягдтерьер

гладко­

шерстный

фокстерьер

жестко­

шерстный

фокстерьер

вельш-

терьер

таксы

количество собак

11

10

7

6

7

дипломировано

10

8

6

5

5

% высоких дипломов I и II степени

70

50

50

20

40

 

что в том же году Чук-Чук стал победителем внутрипородных со­стязаний по двоеборью — сначала работа по лисе в кольцевой но- ре'-восьмерке, затем по барсуку в П-образной норе.

Через два года, на Московской областной выставке полевой чемпион Хун-Хуз возглавил ринг старшей возрастной группы и не уступил это место и в последующие годы (1990,1991 и 1992). Пожа­луй, это один из лучших среди многочисленных потомков неодно­кратного выставочного чемпиона породы Аякса 1101. Обладая наи­более желательными параметрами экстерьера (рост 38 см, обхват груди на 11 см больше роста, длина головы 0,5 от высоты собаки в холке), Хун-Хуз всегда экспонировался в хорошей форме и непло­хо показывался. Имея хороший формат, крепкий костяк и силь­ную мускулатуру, отличную линию верха, голову правильных ли­ний в полутемной маске с крепким щипцом и выраженным подбо­родком, жесткую, густую и плотную рубашку и свободные движе­ния, он производил на экспертов благоприятное впечатление. Нес­колько незначительно выраженных недостатков — чуть низкова­то поставленные и крупноватые уши, а также чуть выпрямленные углы сочленений задних конечностей не умаляли его достоинств.

На VII Всероссийской выставке 1992 года (Санкт-Петербург) он был признан лучшим ягдтерьером выставки.

Следующий, 1988 год ознаменован важным событием. В октяб­ре в Подмосковье, на Озерецкой притравочной станции, были про­ведены Всероссийские состязания норных. Масштабы этого меро­приятия в нашей стране аналогов не имели. Достаточно указать, что в составе 23 команд из областей России участвовало 132 соба­ки! Это были представители всех пяти пород норных, культивиру­емых тогда в нашей стране.

Комплектование команд производилось областными общества­ми охотников по-разному. Одни общества выставляли команды, составленные исключительно из жесткошерстных фокстерьеров (Екатеринбург, Нижний Новгород); другие наряду с жесткими фо­ксами включали гладкошерстных (Киров, Воронеж). Значитель­ная часть команд была укомплектована наполовину жесткими фо­ксами, а остальные места были заполнены представителями дру­гих пород норных.

В то же время ряд команд, и в первую очередь команды МООиРа и BOO (Москва), сделали ставку главным образом на ягдтерьеров, дополнительно включив в команды только по одному представи­телю другой породы (МООиР — велыптерьера, BOO — жестко- -

шерстного фокстерьера). Такой подход к комплектованию команд предопределил успешное выступление этих коллективов. МООиР стал чемпионом состязаний. BOO заняла второе место.

В личном первенстве чемпионом России стал Бич 1324, предста­витель команды МООиР. О его работе также нельзя не рассказать. Бич стремительно понорился и с голосом подошел к зверю. Пресле­дуя, кобель проходит восемь верных кругов, но допускает несколь­ко ошибок. Скорость преследования для кобеля, имеющего рост 38 см, отличная — 2,24 м/сек. Но лисица идет еще быстрее, с отрывом, чувствуя серьезные намерения собаки. Войдя в контакт, кобель не бросился свирепо на зверя, а начал злобное, плотное облаивание, перемежая его бросками. Когда пошла пятая минута работы, ко­бель, уловив момент, врывается в котел и сразу четко берет зверя мертвой хваткой по месту — за щеку. Он получил 96 баллов и, есте­ственно, диплом I степени. Благодаря полным баллам за послуша­ние ему удалось обойти ближайших конкурентов на 1 балл.

Это обстоятельство лишний раз свидетельствует, насколько ва­жен в чемпионате каждый балл. Тем более что послушание прак­тически полностью зависит от владельца. Остальные баллы зави­сят одновременно от уровня охотничьих качеств собаки и от мас­терства тренера — уровня подготовки собаки.

Второе призовое место в личном первенстве было присуждено суке Капе 1331. Блестящие выступления Бича и Капы не случай­ны. Обе собаки отличаются очень важным качеством — стабильно­стью в работе. У ч. Бича 9 дипломов I степени по лисице и три по барсуку. У Капы, уступившей Бичу на состязаниях всего 1 балл, имеется 12 дипломов по лисе и 4 по барсуку. Кроме того, у обеих собак еще дипломы по всему комплексу универсальности: кабану, кровяному следу и утке.

Теперь о выступлении Капы на состязаниях. Она, в отличие от конкурентов, преследовала лисицу на очень большой скорости — 2,6 м/сек. Несмотря на большую скорость, сука действовала четко. Пройдена половина дистанции, в это время лисица заметалась на переходе и тут же была взята собакой. Взята чисто, за горло. Пос­ле перепуска разгоряченная сука стала допускать ошибки при преследовании. Это стоило ей потери нескольких баллов за вер­ность. Голос и послушание Капы оценены так же, как у чемпиона. Получила она 95 баллов и диплом I степени.

Так же успешно выступила команда BOO (Москва), где все соба­ки тоже были дипломированы (два диплома I степени и 4 диплома II степени). При этом прекрасный результат показали две суки —

  

 

 

Ханка 1256, занявшая третье место в личном зачете, и Манта 1458 — шестое. Обе с дипломами I степени.

Очень хорошее впечатление произвела работа Манты, которой присудили диплом I степени при 95 баллах. Сука показала более блесткую работу, чем многие ее соперники. Стоит познакомиться с этой работой. Сука понорилась и действует решительно. Быстро подойдя к котлу со зверем и встретив сопротивление, сразу его преодолевает. Лисица не ушла из узлового котла и была немедлен­но взята мертвой хваткой за горло. Прекрасное начало — свиде­тельство агрессивности и мастерства собаки. В соответствии с Правилами делается перепуск. Как часто бывает, лисица не стала в этот раз задерживаться и пошла по норе. Сука четко следует за ней. Зверь, чувствуя настойчивое преследование, уходит на боль­шое кольцо и при этом несколько замедляет ход на переходе. Здесь она была настигнута Мантой и опять мастерски взята мертвой хваткой за горло. Правила требуют довести проверку преследова­ния до конца. Поэтому — второй перепуск.

Лисица начала стремительно уходить. Манта верно преследует ее, однако на одном из переходов "задумывается". Лиса сумела оторваться от плотного преследования. Сука после "раздумий" ре­шает проверить малое кольцо. Это было ее единственной ошибкой. Со скоростью 2,12 м/сек она преследует зверя. Проверка поиска и преследования закончена. После двух великолепных хваток тупи­ка уже не делали. Голос суки был оценен только на 2 балла — ела- бый и визгливый. За задержку на переходе в течение 20 сек. она была наказана двумя баллами, снятыми с вязкости. Трудно ска­зать, насколько справедливо и правомерно такое решение, преду­смотренное Правилами, если учесть мастеровитость собаки как при преследовании, так и в контакте со зверем. Не исключено, что сука, которая ни разу, ни на секунду до этого не задерживалась, на этот раз на переходе выжидала, не проявит ли себя как-либо ли­сица. Не дождавшись, собака занялась проверкой. В естественных условиях такие действия собак — обычная вещь. Манта выступа­ла шестой в этот день испытаний. За верность она получила 10 баллов, а в целом 95.

С тем же результатом, то есть с 95 баллами и дипломом I степени закончила выступление ягдтерьер Ханка 1256. Сука также завер­шила работу чистой хваткой за горло, но не сразу уловила характер действий зверя при преследовании, допустив пять ошибок.

Это был рассказ о лучших работах московских ягдтерьеров. Но им не уступали и многие ягды из других регионов. О некоторых из них, вошедших в первую десятку лучших полевиков России, мы и расскажем. Пятое место в личном, зачете оказалось у Чижика из команды Мордовии. Уверенно понорившись, кобель в конце второ­го круга довольно быстрого преследования встречает лисицу в трубе в непосредственной близости от узлового котла и немедлен­но вбивает ее в тупик. Спустя минуту он врывается и берет ее за левое плечо. После отжима — перепуск. Зверь не уходит с малого круга. Встретившись с лисой, кобель обращает ее в бегство и чет­ко, без единой ошибки завершив преследование, загоняет лисицу в тупик и тут же берет ее чисто по месту. Эта собака также демон­стрирует визгливый, высокий голос, получив за него 1 балл. Всего кобель заработал 95 баллов.

Хорошую работу продемонстрировала Яна К-465 из команды Ка­луги. Пройдя при преследовании 15 кругов, она не допустила ни од­ной явной ошибки. Трудно согласиться (но Правила есть Правила), что были промахами ее встречные работы. Дело в том, что если ли­са идет со значительно большей скоростью, чем собака, то послед­няя, выйдя в котел, могла уловить ее появление уже из другого кры­ла круга и, повинуясь здравому инстинкту, а не Правилам, бросить­ся на перехват. Последнее, скорее всего, и имело место. Яна потеря­ла три балла на скорости, два за голос (высокий, не очень характер­ный) и один за послушание. В итоге 94 балла, восьмое место.

Ни одного балла за рабочие качества, исключая голос, не поте­ряла Пулька 1346, защищавшая честь Тульского ОООиР. Стреми­тельно преследуя лисицу, сука допустила только одну ошибку проходом пустого большого кольца. Зверь дважды садился и пы­тался сопротивляться, но Пулька каждую встречу с ним заканчи­вала стремительными хватками. Правда, первый раз взяла не по месту, но второй раз, после перепуска, закончила классически — чистой хваткой за горло. В итоге 94 балла и девятое место.

Десятку лучших из 132 собак всех пород норных и восьмой из 45 выступлений ягдтерьеров замкнул, показав отличную, уверенную работу, Налет (Ульяновск). На втором круге малого кольца лисица остановилась у смотрового окна и контратакует кобеля. Налет дей­ствует очень решительно и напористо, вплотную к зверю, с непре­рывными бросками. Через минуту хватка за щеку. После перепус­ка, несмотря на невысокую скорость преследования, Налет рабо­тает безошибочно. Зверь ему достался упорный и еще раз пытал­ся оказать сопротивление, но не выдержал и вновь встал на ход. Тупик не делали, так как преследование было полностью провере­но. В итоге 93 балла и диплом I степени.

Всего на этих состязаниях, собравших лучших собак России, выступило 45 ягдов. Дипломировано из них 33, то есть 73,3%. Ре­зультат для всероссийских состязаний очень редкий. При этом яг- ды получили 11 дипломов I степени, 13 — П степени и 9 — III сте­пени. У норных такого результата не бывало. Примечательно еще одно: было дано 14 мертвых хваток по месту и 9 не по месту. Мно­го хороших работ ягдов увидели тогда зрители и болельщики. Об­ращает на себя внимание следующее обстоятельство. Из 33 дипло­мированных собак 12 показали отличную верность преследования. В частности, допустили не более двух ошибок в преследовании и получили поэтому полный балл за верность — 10. Интересно, что шесть из них действовали стремительно, на большой скорости (бо­лее 2 м/сек), а шесть других медленнее (1,5 м/сек), Разумеется, различен уровень чутья у собак, некоторые пользовались слухом. Интересно и другое: подавляющее большинство этих собак пока­зали хорошие результаты отнюдь не в первые 2—3 дня и не пер­выми номерами каждого дня в отдельности. Это говорит о многом как в пользу "осознанности" действий собак, так и мастерского пользования чутьем. Средний балл за верность у 33 дипломиро­ванных ягдов составляет 7,5.

Кроме того, анализ лучших работ представителей породы ука­зывает на два существенных момента. Во-первых, ягдтерьеры по­лучают довольно низкие баллы за голос, нередко 2 — 1 балла. Т а- кие баллы характеризуют высокий, визгливый, зачастую хриплый, малодоносчивый голос. Хорошим баллом для ягдтерьера является 3 (из 5 возможных).

Во-вторых, ягды иногда теряют баллы на послушании, что ве­дет, как рассказано выше, к снижению общей оценки работы, а с нею — и к потере более высокого места на состязаниях. Экспансив­ный темперамент и высокая злоба ягдов не являются оправданием их плохой управляемости. Тем более, что требования, предъявля­емые Правилами к послушанию собак, нельзя назвать строгими.

Учитывая исключительную важность этих состязаний, на кото­рых по существу выступили представители полевой элиты Рос­сии, в том числе ягдтерьеры, целесообразно проанализировать по­ложение и с другими охотничьими качествами отважных бойцов и сравнить их с показателями других пород норных терьеров. А по­ка на минутку отвлечемся.

Как уже говорилось, в первой десятке оказалось восемь ягдов. Из них три кобеля и пять сук. Из 45 собак было 23 кобеля и 22 су­ки. При этом дипломировано 19, или 82% кобелей, а сук 14, или 64%. Казалось бы, что кобели выступили успешнее. Однако один нюанс говорит о противоположном: о том, что суки действуют все же рас­четливее. А последнее, учитывая экспансивный темперамент яг- дов, имеет на таких состязаниях важное значение. В самом деле, суки получили в актив 7 дипломов I степени, у кобелей их 5. Кро­ме того, в десятке лучших перводипломников сукам принадлежат места: 2, 3, 6, 8 и 9, то есть пять мест. В то время как у кобелей только три — чемпион, 5 и 10.

Результаты выступлений ягдтерьеров на чемпионате москов­ских норных собак 1992 года по подсадной лисице были по-своему показательными.

Несмотря на демонстрирование высоких рабочих качеств, ягды на этом мероприятии уступили звание чемпиона и второе призо­вое место велыптерьерам. Чемпион Аксель 1369 (вельштерьер) по­лучил за рабочие качества 91 балл. Занявший второе место Мум- ми-Тролль 1332 был оценен 88 баллами. В то же время у двух яг- дов — Камы II 2074 и Чифа-Вальда 1263 рабочие качества так же, как у чемпиона, оценены 91 баллом. Все дело оказалось в послуша­нии. Если чемпион и второй призер имели за него 3+2 балла, то оба ягда по нулю. Теперь представим, что у них были бы такие же оценки за послушание — раскладка призовых мест была бы совер­шенно иной. Это обидно тем более, что оценка норной по послуша­нию целиком зависит от владельца.

Работа окончена.

Зверь взят мертвой хваткой, по месту.

Вспомним суку Пульку 1346 (Тула). За рабочие качества на со­стязаниях 1988 года она набрала 94 балла, а послушание ее было оценено всего двумя баллами. Если бы (вот именно если) у нее бы­ло 3+2, то в итоге сука имела бы 97 баллов. А у чемпиона на счету было 96 баллов. Вот так-то!

Такая же ситуация сложилась и на первенстве московских нор­ных собак 1992 года. И Чиф-Вальд и Кама II не случайно показали хорошую работу — они отличаются высокой стабильностью. Взять хотя бы Чиф-Вальда. Месяц спустя, на чемпионате ДС "Динамо" он вновь подтвердил свои высокие рабочие качества, взяв лисицу по месту и получив за злобу и вязкость полные баллы (30+30). Воз­можно, что добиться от таких собак полных баллов за послушание нелегко, и от владельца требуется не только терпение, но и изо­бретательность. Результаты выступлений пород на состязаниях московских норных представлены в таблице 10.

Как видим, ягды верны себе. У них самые высокие показатели как по проценту дипломирования, так й по числу дипломов высо­ких степеней. При этом разница довольно ощутимая, особенно в качественном отношении, то есть по числу дипломов I и II степени.

Чтобы более четко представить себе действительную ценность дипломов высокого достоинства той или иной породы, обратимся к коэффициенту качественного уровня охотничьих качеств породы. Он представляет собой отношение количества работ с мертвой хваткой в процентах к количеству высоких дипломов. По итогам

Таблица 10 Результаты выступления пород на состязаниях московских норных (1988 г.)

 

Кол-во

Дипломы %дипло- % высоких

Порода

собак

I ст. Пег. III ст. б/д мирования дипломов

1иПст.

 

 

ягдтерьеры

12

4

6

 

2

83

83

жесткошерстный

фокстерьер

4

 

 

3

 

75

00

велыптерьеры

9

2

2

3

2

77

44

таксы

6

3

1

2

67'

50

 

выступлений более четырех тысяч собак на испытаниях и состяза­ниях будем иметь следующие значения этого коэффициента: гладкошерстные фокстерьеры — 0,64 ягдтерьеры — 0,59

жесткошерстные фокстерьеры — 0,30 велыптерьеры — 0,29

Этот показатель у гладкошерстных фоксов и ягдов вдвое пре­вышает значения у жесткошерстных фокстерьеров и велыпей, не­смотря на то, что процент высоких дипломов у последних даже не­сколько выше, чем у гладкошерстных фоксов, но достигнут он во многом за счет разменов. Ни для кого не секрет, что часть высоких дипломов на разменах получены не в результате высокой злобы собак, а за счет соответствующего поведения надрессированного подсадного зверя, а также инерционных разменов. Этим и объяс­няется, что на состязаниях, где все требовательнее — и судейство и подбор подсадного зверя, собаки, имеющие дипломы за размены, нередко получают оценку злобы в пределах 17—18 баллов, а то и вовсе остаются без дипломов.

Вернемся теперь к оценке охотничьих качеств норных терьеров в нашей стране и их сопоставлению. Она представлена в таблице

11     и свидетельствует о состоянии рабочих качеств терьеров за 1976—1991 гг. Не все годы охвачены полностью. Наиболее полно представлены сведения за первые три года и последние шесть лет рассматриваемого периода.

В основном данные содержат результаты выступления собак на испытаниях и состязаниях московского региона (Москвы и облас­ти), но частично охвачены и другие регионы (Санкт-Петербург, Екатеринбург, Калуга, Рязань). Всего учтено 4296 выступлений со­бак. Как видно из таблицы 10, показатели ягдтерьеров существен­но выше результатов работ других пород терьеров. Если общий процент дипломирования отличается от показателей других терь­еров, то такие качественные и принципиальные для любой породы норных терьеров, как количество высоких дипломов и уровень главного охотничьего породного качества норных — злобы у ягдов уже на порядок выше. При этом за три года (1989, 1990 и 1991) чис­ло дипломов I степени — 345 практически равно числу дипломов II степени — 344 (эти данные касаются только московского региона). Такого показателя нет ни в одной другой породе норных терьеров. Тем более, что у ягдов, в отличие от других терьеров, дипломы I степени присуждены главным образом за хватку по месту, а не за размены. Если у ягдов каждая третья собака заканчивает работу хваткой, то у жесткошерстных фоксов и велыпей только каждая десятая. Более или менее заметную конкуренцию ягдам составля­ют гладкошерстные фокстерьеры, так же, как и ягды, принадлежа­щие главным образом охотникам. Среди гладкошерстных фок­стерьеров хватками работает каждая пятая собака.

Нередко приходится слышать, что да, ягды часто работают хватками, но среди них много хваток не по месту. Не зря ягдов не очень охотно допускают на протравочные станции. Как же, соглас­но статистике, обстоят дела в действительности? В таблице 12 приведены данные выступления собак за три года (1990—1992 гг.). Данные в основном относятся к Москве и области.

Таблица 11 Состояние рабочих качеств терьеров (1976—1991 гг.)

Показатели

Ягдтерьеры

Гладко­

шерстные

фокстерьеры

Жестко­

шерстные

фокстерьеры

Велып-

терьеры

L всего собак

1675

512

1726

383

дипломировано

1268

374

1167

289

% дипломирования

76

73

66

76

' количество высоких 831 дипломов I и II степени

123

420

101

% высоких дипломов

65

33

37

35

количество работ с мертвой хваткой

487

78

125

30

% работ с мертвой хваткой

38

21

11

10

 

Таблица 12 Результаты выступлений собак за 1990—1992 гг.

 

Порода

характер мертвой хватки

по месту не по месту

ягдтерьер г/ш ж/ш вельштерьер фокстерьер фокстерьер фокстерьер

266 22 38 9 132 19 15 7

 

Данные таблицы свидетельствуют, что нелестное мнение о час­тоте хваток не по месту, скорее, должно относиться к гладкошер­стным фокстерьерам и велыпам. В то время как у ягдов каждые две собаки из трех работают правильно, у жесткошерстных фок­стерьеров несколько лучше — больше двух из трех.

Какие изменения претерпели показатели у ягдов и других по­род терьеров за несколько лет? В таблице 13 представлены дан­ные за 1985—1987 гг. Нетрудно убедиться, что наиболее благопо­лучное положение сложилось вновь у ягдтерьеров. В породе за­метен рост процента дипломирования собак, что очень важно, так как ранее величина этого показателя практически не отличалась от аналогичного у фоксов. Еще более значительно выросли пока­затели по высоким дипломам и работ с Хватками. Очень сущест­венно: качественный рост рабочих показателей у ягдов происхо­дит на фоне значительного роста численности поголовья породы в массе.

Последнее обстоятельство во многом определяется, по-видимо­му, повышенными требованиями к производителям, которые предъявляются в московском кинологическом центре. В других породах такие требования, и тем более к главному породному

Таблица 13 Рабочие качества парод (1985—1987 гг.)

Показатель

ягдтерьеры г/ш ж/ш вельштерьеры фокстерьеры фокстерьеры

дипломирование собак в %

69/79 69/74 68/68 80/75

всего дипломов I и П степени в %

51/б9 32/37 35/38 2°/41

работ с мертвой хваткой в %

“/40 24/21 10/11 “/«


 

Фото

Г. Шалаева

охотничьему качеству норных терьеров — злобе, к сожалению, не предъявляются. Не удивительно, что значения этого показателя снизились.

Среди берущих ягдов на испытаниях и состязаниях редко встречаются собаки, заканчивающие работу мертвой хваткой по месту позднее пяти минут после вступления в контакт со зверем. Как правило, хватка осуществляется на первых же минутах, если не сказать секундах. С одной стороны, это позволяет собаке полу­чить более высокие баллы и затратить меньше сил. Но с другой стороны, промах собаки приводит к хватке не по месту и подчас травмам. Неудивительно, что на выставках нередко экспонируют­ся ягды с мордами, испещренными шрамами.

В связи с этим небезынтересно познакомиться с одной замеча­тельной работой. Эта сука-ягдтерьер действовала кардинально от­лично от ранее приведенных работ и отличалась высокой степенью расчетливости. После проверки на поиск-преследование и образо­вания тупика сука, встретив яростный отпор зверя, чуть отошла и остановилась в метре от него, начав облаивание сначала четким, ха­рактерного тембра голосом, который вскоре сменился монотонным, безразличным тявканьем. Лис в это время с удобствами располо­жился у смотрового окна малого круга (зверь не дошел до
тупика и встретил собаку в этом месте) и демонстративно пренебре­жительно вел себя по отношению к собаке — скучающе смотрел по сторонам, несколько раз зевнул, почесывался. До этого самоуверен­ный лис ухитрился провалить нескольких собак своими жесткими, агрессивными бросками с укусами. Работающую суку он тоже встретил сначала очень агрессивно, но вскоре убедился в ее "не- опасности" и решил себя не утруждать. Под аккомпанемент мерно­го облаивания, становившегося все более монотонным, усыпляю­щим, зверь совершенно утратил бдительность. В какой-то степени и у экспертов возникло сомнение в достоинствах собаки. Используя это затишье, эксперты прикинули оценку ее действий. Получалось, что злоба может быть оценена не выше чем на 11 баллов вместо 17, позволяющих получить диплом хотя бы III степени.

Обменявшись мнением с ассистентами, которые несколько раз предлагали снять собаку, председатель комиссии сказал, что это­го делать нельзя, так как сука работает безостановочно и по Пра­вилам должна быть расценена соответствующим образом. Не ус­пели прозвучать последние слова, как лис забился в смотровом ок­не в судорожных рывках: сука крепко держала его за шею мерт­вой хваткой (это было хорошо видно в "телевизоре") и, поднату­жившись, потянула "добычу" к выходу.

Работа собаки была оценена высоко, тем более, что она показала хорошие поиск и преследование. За злобу сука получила 26 баллов, так как она "усыпила" бдительность лиса на восьмой минуте обла­ивания. Т акая манера работы собаки говорит о ее высоком мастер­стве. Встретив первоначально яростный отпор, она отступила и на­чала "убаюкивать" зверя. После этого последовал мощный молние­носный бросок, и зверь был взят.

Но вот читателю и диаметрально противоположная манера ра­боты, которая, к сожалению, нередко встречается среди ягдов. На одних из областных состязаний работает сука-ягдтерьер. Сначала она несколько раз на большой скорости проходит мимо зверя, за­тем ее работа начинается с хватки не по месту — за бок. Собаке было предоставлено еще три попытки в надежде, что она придет в себя и начнет действовать осмысленнее. Все три попытки кончи­лись свирепыми до бестолковости хватками не по месту — за хвост, за заднюю ногу и за круп. Морда собаки была вся в крови — зверь успел нанести ей ответные укусы. Это пример типичной сле­пой злобы.

1980-е годы — период стремительного распространения ягд- терьеров по многим регионам России, где они так же, как в Моек-

 

Хватка не по месту, дающая возможность зверю наносить ответные укусы собаке.

 

 

ве, неплохо зарекомендовали себя. В этой связи читателю небе­зынтересно узнать, с каких же по рабочим качествам ягдтерьеров начиналось разведение породы в том или ином регионе? Какими они были, первые ягды, какие рабочие качества оставили в на­следство потомкам? Наш дальнейший рассказ об охотничьих ка­чествах пионеров породы в различных областях России.

Так, например, впервые на рингах Екатеринбурга ягдтерьер по­явился в 1984 году. Это была сука Дези Н.Д.Лузгина. Однако числен­ность собак этой породы, в отличие от других регионов России, здесь росла очень медленно. Не исключено, что одной из причин было не очень эффектное выступление представителей новой породы на ис­пытаниях, и они не затронули тогда души охотников. Не блеснули ягды и на первых областных состязаниях норных этого общества.

В 1987 году екатеринбургские норники организовали межобла­стные состязания норных, в которых приняли участие помимо двух команд хозяев "поля" представители Пермского, Кировского, Челябинского и Тюменского обществ охотников. Всего выступили 49 собак. Из них 32 фокстерьера, 5 такс, 4 велыптерьера и 8 ягдов. Общий итог выступлений норных оказался довольно низким — всего 26% состязавшихся собак получили дипломы.

Во второй день состязаний, когда волею жребия сошлись в со­ревновании наиболее сильные и опытные бойцы, успех сопутство­вал ягдтерьеру Грею 1280 (Челябинск). Победитель при невысокой скорости преследования, но довольно хорошей верности закончил работу очень четко. Загнав зверя в тупик, кобель начал злобное, напористое, плотное облаивание. На девятой минуте он совершает мощный бросок — и лисица взята чистой мертвой хваткой. В ито­ге — 89 баллов, диплом I степени и звание чемпиона.

В Кирове положение с ягдами обстояло несколько иначе. Если в 1986 году на областной выставке было представлено всего 4 соба­ки, то в 1989 их было уже 17. И здесь результаты испытаний нор­ных по лисице показали, что ягдтерьеры уже начали составлять жесткую конкуренцию преобладавшим в этом регионе жестко­шерстным фокстерьерам. В 1987 году отличной работой блеснул Лорд П.П.Карасева, происходящий от литовских производителей. Схватка со зверем на первых же секундах закончилась мертвой хваткой за шею. В итоге — 89 баллов и диплом I степени. К сожа­лению, этот кобель, давший нескольких неплохо работающих по­томков, рано погиб.

В испытаниях 1989 года из 28 собак участвовало уже 10 ягдов. Лучше всех выступил кобель Дик В.К.Сухарева, происходящий от московских производителей. Дик при не очень высокой скорости преследования показал хорошую верность, получив максимальные 10 баллов. При работе в тупике после двухминутного злобного об- лаивания он ворвался в котел и, прижимая лисицу корпусом, пы­тался взять ее. Попытка не удалась (кобель слишком высоко дер­жал голову), и лисица, почувствовав серьезные последствия от контакта с собакой, предпочла увертливо меняться с ней. После седьмого размена испытания были закончены. Итог — 85 баллов и диплом I степени. Важно отметить, что Дик, в отличие от многих своих собратьев по породе, действовал расчетливо, показав хоро­шую, умную работу.

В Тверской области неплохие условия для ведения норной охо­ты, особенно на енота. С работой тверских ягдтерьеров довелось познакомиться в 1988 году, когда в испытаниях участвовало всего 9 собак и среди них только два ягдтерьера. Результаты были не­утешительные — дипломировано всего три собаки. Лучше всех выступили ягды. Отличную работу показала Урса В.В.Соколова. Лисица оказалась неходовой, и сука дважды брала ее чисто по ме­сту. Правила оценивают такую работу дипломом II степени. Вто­рой ягд, Норик, также показал работу хватками. Дважды он брал лисицу, которая после прохода одного-двух кругов садилась, за­нимая оборону. Но мертвые хватки были не по месту. В итоге — диплом III степени, так как поиск и преследование проверить не удалось, так же как и до конца — вязкость.

Енот взят мертвой хваткой.

Рязань — исконная вотчина жесткошерстных фокстерьеров. Но и здесь численность ягдов к концу восьмидесятых годов начала быстро расти. Первые представители породы были представлены на испытания зимой 1987 года. Из 23 собак было всего два молодых, рождения 1986 года ягдтерьера. Один из них практически прекра­тил работу, а второй заработал диплом III степени. Оба они — по­томки известных производителей. Зимой 1990 года в испытаниях участвовала уже целая группа ягдтерьеров. Из 28 собак, записан­ных на испытания, больше всего было ягдов — 13, в подавляющем большинстве 1988 года рождения. Нельзя сказать, что ягдтерьеры в тот раз хорошо прошли испытания. Из 12 собак 7 остались без диплома. В основном это были собаки плохо притравленные, а не­которые из них впервые оказались на искусственной норе. Из 5 со­бак две сработали разменами и получили дипломы I степени. Одна (хватка не по месту) — диплом II степени. Остальные две — дипло­мы III степени.

Характерно, что все они преследовали зверя.на хороших скоро­стях, а четыре практически и безошибочно (три собаки за верность получили полные 10 баллов, а одна — 9).

Выставки охотничьих собак в Калуге неизменно пользуются ус­пехом не только у калужан, но и соседей, особенно у туляков и ор­ловцев. К середине 1980-х годов в области было немного ягдтерье- ров. На испытаниях 1986 года отработали только два представите­ля этой породы, да и те •— один из Тулы, а второй из Серпуховско­го района Московской области. По жребию им досталась лисица, склонная к разменам, и оба ягда без особого труда добились дипло-
мов II степени. В следующем, 1987 году на испытаниях работала сука Дези, вл. Шорин В.Ф. Дези происходила от "москвичей" ч. Чи­жика 1025 и Камы 1196. Характерной особенностью этой суки яв­лялась манера работы в тупике. После кратковременного облаива- ния она врывалась в котел и каждый раз, делая прихваты, вынуж­дала лисицу покинуть котел. В итоге ей был присужден диплом I степени, так как первую часть испытаний (поиск и преследование) она закончила с великолепным результатом. Развив бешеную ско­рость (более 3 м/сек), она допустила только одну ошибку и зарабо­тала максимальные баллы за поиск и преследование.

В начале 1990-х годов на выставках в Калуге самыми многочис­ленными стали ринги ягдтерьеров. Почти все они ведут свое про­исхождение от московских производителей и лишь некоторые вы­везены из Литвы. Кстати и у последних теперь уже в дальних ко­ленах родословной нетрудно обнаружить собак А.С.Блистанова.

Успешные выступления ягдтерьеров во многих регионах спо­собствовали тому, что их все чаще стали вводить в составы команд для участия в ответственных состязаниях. Так, например, во Все­российских состязаниях 1988 года калужане доверили защищать честь областного общества охотников трем ягдам. Из них особенно блеснула упоминавшаяся Яна В.А.Морозова. Орловцы тоже при­везли трех ягдтерьеров, два из них получили дипломы II степени, что позволило команде занять не такое плохое место — девятое.

У туляков немало отличных рабочих собак, среди которых в свое время отличались жесткошерстные фокстерьеры, но на сей раз они включили в команду только одного. А вот три ягда коман­ды оказались "первыми скрипками": все были дипломированы, двое получили дипломы II степени, а одна — Пулька Леонова — заняла, как упоминалось, девятое место с дипломом I степени. Ус­пех ягдов позволил команде занять довольно высокое место — 6-е (из 23!).

Как и москвичи, краснодарцы доверились представителям новой породы и не ошиблись. Из пяти четыре были дипломированы. При­чем в активе их было два диплома I степени с одинаковым резуль­татом — 89 баллов. Это Яга, вл. Кривонос, и Дашка, вл. Таран. Закон­чили они работу хватками, которые были оценены 26 баллами. Оба ягда получили за верность преследования по 10 баллов, причем Дашка работала на 5-й день состязаний десятым номером. Успеш­ное выступление собак позволило краснодарцам занять 4-е место. Отличный результат, тем более что Краевое'общество было нович­ком в подобных состязаниях.

Очень неудачно выступили собаки Иваново. Ни одна из пяти не была, дипломирована. В команде было и три ягда.

Неудачи часто объясняются непродуманным подбором состава команд. Не всегда целесообразно рассчитывать на перводиплом­ников. Подчас выгоднее выставлять собак, надежно и стабильно работающих на уровне диплома II степени.

Конечно, в таких обществах, как МООиР и BOO (Москва), есть хороший выбор перводипломников даже среди стабильно работа­ющих на таком уровне. Успешному выступлению этих команд удивляться не приходится. Тем более что Москва является основ­ным центром разведения и поставки ягдтерьеров.

Ареал распространения ягдов непрерывно увеличивается. Ес­ли на Урале, в Западной Сибири их были единицы, то теперь все чаще можно встретить их как участников самых различных со­ревнований. К таким регионам можно отнести Тюмень, Пермь и др. Первые ягды появились и на Дальнем Востоке. Единственное,

о  чем приходится сожалеть, что на места поступает немало пле­менного материала не очень высокого качества. Объясняется это либо некомпетентностью энтузиастов, решивших проложить по­роде дорогу в новые охотничьи регионы и начинающих свою ра­боту на материале, подчас весьма далеком от совершенства, либо отсутствием опыта ведения племенной работы с этой породой, или весьма поверхностным знакомством со специфическими осо­бенностями характера собак.

Все это усугубляется в свою очередь тем, что до последнего вре­мени основной кинологический центр по породе в России — Моск­ва также вынужден "очищаться". Но в то же время он продолжает довольствоваться поставками племенного материала из-за рубе­жа нередко с негативной наследственностью. Далек от своего со­вершенства и экстерьер породы в целом. Определенная трудность возникает еще и потому, что на местах, где превалирует норная охота, при разведении ягдов не всегда учитывают специфические особенности экстерьера породы, сформированные в результате их разностороннего использования, предъявляя к производителям, например, требования о наличии узкого фронта (вид на грудь спе­реди), что характерно для фокстерьеров.



[1]   Исключение составили состязания 1979 года, где победил вельштерьер Риф 1022 (Орел), а также состязания МООиР 1981 года, где также победил вельш Калиф II. — Прим. авт.

Работа по барсуку

У каждой собаки есть свой "конек", находящийся в прямой за­висимости не только от физических данных и психологических особенностей ее характера, унаследованных от предков, но, види­мо, и от "интеллекта" собаки (что реже), а также от владельца и среды обитания собаки.

Так, собака, имеющая среди своих предков производителей с по­тенциальной возможностью разностороннего использования, тем не менее может работать только по ограниченным видам дичи или же более эффективно работать по одному или чуть хуже по другому зверю. Это естественно, и таких примеров много. Если один ягд осо­бенно хорошо работает по лисице, то по барсуку его показатели мо­гут бьггь не столь высоки, хотя у него могут быть одинаковые по сте­пени дипломов показатели по обоим видам зверя. Вспоминается эф­фектная работа на состязаниях ч. Аякса 1101 по барсуку, когда он буквально за 13 сек прорвавшись к зверю, взял его за ухо и вывел из норы. Вообще работы по барсуку этой собаки результативны и пока­зательны. По лисе у него (по состоянию на 1992 г.) было два диплома

I   ст. и несколько П ст., а по барсуку 5 дипл. I ст. И наоборот, доводи­лось наблюдать блесткие работы ягдов по лисице и более скромные по барсуку. Подчеркиваем, что нередко в обоих случаях выступле­ния были высоко оценены. Но красота, мастерство работы несколько отличались. Конечно, многое зависит и от практики использования собаки на охотах, где она оттачивает свое мастерство, главным обра­зом по тем видам зверя, с которым ей чаще приходится встречаться.

В таблице 14 представлены показатели работ собак норных по­род по подсадному барсуку за период начала 1990-х годов по дан­ным Москвы и области. Рассматривая их, сопоставим с показате­лями опубликованными-в 1990 г.[1] и отражающими ситуацию сере­дины 80-х годов.

В первую очередь необходимо отметить возросшую числен­ность собак всех (кроме гладкошерстных фокстерьеров) пород норных терьеров. Если в предшествующие годы, по нашим дан­ным, процент дипломирования ягдов составлял 58%, то сейчас эта цифра равна 65. В то же время этот показатель у других терьеров заметно снизился — с 81 до 56 у фоксов и с 77 до 57 у велыпей.

Таким образом, ягдтерьеры по своим рабочим характеристикам по норному зверю на сегодняшний день превышают другие породы норных терьеров почти по всем показателям.

Если в первые годы на испытаниях по барсуку молодых собак (кроме "пионеров") было не очень много, то в последнее время все

  

 

Ягдтеръер. Владивосток

чаще появляются новые собаки, показывающие высокий класс ра­боты. Например, на соревнованиях ягдтерьеров по барсуку 29.6.91, где выступило 26 собак, пятерым были присуждены дипломы I ст. с завершением работы хваткой по месту. Звание победителя было присуждено Марте 1691 (ч. Бич 1324 и Капа 1331), которая получи­ла 99 баллов, включая помимо хватки и протаскивание зверя по норе. Отлично выступили и Лакки В.П.Павлушкова с 99 балл, и чи­стой хваткой (горло), Керри 1912 с 98 балл, и хваткой за ухо, Барс 2413 с 97 балл, и хваткой за щеку и, наконец, Шельма 1391 с 96 балл, и хваткой за ухо. Хочется отметить определенную преемст­венность. Двое: победитель Марта и Керри происходят от полевых чемпионов Бича 1324 и Вилли 1081 соответственно.

Характерно, что породу в целом отличают ранняя спелость и успешные выступления по барсуку в молодом возрасте. Так, на ис­пытаниях 14—15.6.91, где участвовало 22 собаки, первенствовал годовалый Дик В.И.Толоконникова, получивший диплом I степени при 100 (максимум!) баллах и протаскиванием, после хватки, зве­ря по норе. С таким же результатом выступили на испытаниях 12.9.92 Амик 1535 и Арес 1888, т.е. со 100 баллами и протаскивани­ем зверя. Это дипломы I ст.!

На чемпионате норных Москвы по барсуку 26.9.92, где участво­вало 15 ягдтерьеров из 25 собак других пород норных, отлично выступил Гаврик 2178, которому были присуждены звание Чем­пиона при 99 баллах и диплом I ст. С такими же результатами за­кончили работу и Арес 1888, занявший второе место, и Рейнджер 1810 — третье место (он же — отец Чемпиона).

Представляют интерес соревнования ягдов по барсуку в два круга. Марафон состоялся 18 и 19.4.92. Надо сказать, что это серь­езное испытание волевых качеств собак. Мало кто из участников сумел получить дипломы как за первую, так и за вторую попытку,- Победителем оказался ягд Цыган, вл. Сергеев С.Н. (г. Тверь), полу­чивший два диплома I ст. при 97 баллах в обеих попытках. Призе­рами стали Курат, вл. Кононов М.Г., — дипломы I ст. при 96 баллах в первой, и 97 баллах во второй попытках, и, наконец, третий при­зер Бим, вл. Шалгин А.Н., — дипломы I ст. при 96 баллах в обеих попытках. Остальные либо показали себя только в одной попытке, либо остались ни с чем.

Можно привести много примеров хороших работ ягдтерьеров по барсуку в искусственной норе, отметить еще раз высокую злобу к зверю и т.д., однако небезынтересно ознакомиться с предъявляе­мыми к норным собакам требованиями (хватка, размен и т.д.) с не­сколько иных позиций.

Как свидетельствует официальная статистика, подавляющая часть дипломированных ягдтерьеров, особенно получивших ди­пломы I и II ст., сработала мертвыми хватками. Очень редко имеет место размен с барсуком. Кстати, для большей части ягдов размен как манера работы не характерен, чаще всего размен у ягда полу­чается тогда, когда он делает бросок в тупик, чтобы взять зверя, а лисица вырывается и покидает котел.

К сожалению, не так часто среди ягдов встречается работа, оце­ниваемая дипломом I ст. за агрессивное и напористое теснение бар­сука вплоть до третьего котла, где он и удерживает зверя до конца испытаний. А ведь это, можно сказать, классическая манера работы злобных собак в естественных норах по вольному барсуку.

Какие же приемы работы ягда хороши по барсуку (да и не толь­ко ягдов) в естественных условиях и при этом в условиях средней

Таблица 14

Показатели работы собак по подсадному барсуку (Москва и Моск. обл., 1990-е гг.)

Порода

Кол-во

собак

Кол-во

диплом,

собак

Дипломы

Без

дипл.

Дипло-

миро

вания

% высоких дипломов I и П ст.

I

II

III

ягдтерьеры

184

119

38

33

48

65

65

60

фокстерьеры

59

33

3

12

18

26

56

45

вельштерьеры

49

28

4

6

18

21

57

36

 

полосы России? Сколько раз приходилось убеждаться, что работа разменами по барсуку является порочным стилем. Она просто не­приемлема. В таких случаях собака может оказаться закопанной барсуком, что чаще всего и происходит. Иногда в момент размена барсук бросается навстречу, ныряя под собаку, и тогда животные как бы "заклиниваются". В большинстве случаев это кончалось трагически для собаки. Неспроста в семидесятые годы заметно участились случаи гибели собак, работавших по барсуку. Неодно­кратно рассказывали охотники об этих случаях и в последующем.

Очень редко, но "заклинки" были даже в искусственной норе. Так, например, на одной из подмосковных притравочных станций "попался" жесткошерстный фокстерьер Орр 1905, от природы ра­ботавший очень злобными разменами. В результате такой "встре­чи" у собаки оказались поврежденными ребра и она долго болела.

Не эффективна работа по барсуку и хватками, столь характер­ными для ягдтерьеров. Тем более, если имеешь дело с ягдом, без­рассудно и упорно работающим мертвыми хватками не по месту. Такая собака либо гибнет, либо получает серьезные травмы. Этот стиль работы также не желателен.

Значительная часть естественных нор потревожена охотниками отнюдь небесследно: часть из них пренебрегают своими обязанно­стями и действуют по принципу "после нас хоть потоп". Вместо того чтобы беречь норы и после раскопок восстанавливать порушенное, как это и предусмотрено охотничьим законодательством, они броса­ют все в поврежденном состоянии. Неудивительно, что барсук ухо­дит все глубже и глубже. В таких условиях вынужденного углубле­ния нор, тем более в городищах, работа ягда по барсуку хватками отнюдь не лучший стиль работы. Что толку, если он возьмет барсу­ка мертвой хваткой по месту? Попробуй, вьггащи его из таких нор. Мало того, вольный зверь по своему поведению существенно отли­чается от подсадного барсука, он неизмеримо опаснее, тем более что в искусственных условиях непосредственный контакт собаки со зверем (мертвая хватка) длится всего минуты и человек всегда мо­жет вовремя вмешаться. В естественных норах одна только пробив­ка шурфа иногда требует многих часов. За это время барсук может свободно вырваться и очень серьезно травмировать собаку. Многие охотники с большим стажем не зря утверждают, что работа собак разменами и мертвыми хватками по барсуку крайне не желательна и опасна в естественных норах.

Гораздо предпочтительнее работа собаки по этому сильному зверю плотным, очень злобным облаиванием с бросками. Не еле-

 

 

 

дует забывать, что вес барсука может превышать вес норной ино­гда в несколько раз, а если к этому добавить, что он вооружен не только зубами, но и страшными когтями, то к этому вопросу сле­дует отнестись с должным вниманием. Главная задача собаки — не дать барсуку сойти с места или закопаться. Собака должна быть не только злобной, но и очень вязкой. Последнее требование имеет особо важное значение. Если собака, поработав по барсуку, выскочит наружу, чтобы поваляться, "хлебнуть" водички или убедиться в присутствии хозяина, то труд, затраченный на про­битие шурфа, пойдет насмарку. Барсук переменит место: уйдет в другое крыло норы или, что реже, — закопается. Придется на­чинать все сначала: искать место контакта собаки со зверем, пробивать новый шурф и т.д. Вязкая, злобная норная собака мо­жет быть с гарантией подготовлена только на норе типа "вось­мерка". Если собака прошла подготовку только в П-образных но­рах, то гарантировать, что у нее окажется высокая вязкость, нельзя, что и подтверждает практика работы таких собак в есте­ственных норах. Объясняется это малыми требованиями к тако­му важному охотничьему качеству норных собак, как вязкость в правилах испытаний по лисице в П-образной норе, а также са­мой конструкцией этой норы, где вязкость проверяется весьма поверхностно.

Вязкая, злобная собака должна работать безостановочно, часа­ми не отходить от зверя и непрерывно, с голосом и бросками ата-

 

 

Работа по подсадному барсуку на поверхности. Видно активное, атакующее

сопротивление зверя. Фото Г. Шалаева

 

 

ковать его, не позволяя уйти или закопаться. Так действуют ум­ные, опытные собаки.



[1]   Муромцева М. А., Комаров В. К. Немецкий охотничий терьер (ягдтерьер). —Свердловск, "Исток", 1990.

Ложка дегтя

В любой бочке меда непременно найдется ложка дегтя, иначе жизнь перестала бы быть жизнью. Чтобы у читателя не сложилось превратного впечатления, что порода немецких охотничьих терь­еров — это сплошная "бочка меда", мы и расскажем о той "ложке дегтя", которую собаководам необходимо иметь в виду, общаясь с ягдами. Иначе рассказ о породе будет неполным и необъективным. Наряду с блесткими работами ягдтерьеров на полевых мероприя­тиях в искусственных норах (притравках, испытаниях и состяза­ниях) приходится иногда наблюдать и другие действия представи­телей породы (но, кстати, и других терьеров — тоже). Описание и анализ таких манер работы ягдтерьеров смогут оказать помощь в корректировке племенной работы, подборе пар, критической оценке наследственности производителей.

Работа ягдтерьера в стадии проверки поиска и преследования. Он идет на неплохой скорости и достаточно верно, пользуясь чуть­ем. Зверь в тупике, собаке предоставляется контакт. Она идет к котлу и, не доходя до него, на некотором расстоянии ложится и до истечения двадцати минут, отведенных на работу, активных дей­ствий не предпринимает и голоса не подает. Такие "залегания" в

Работа по барсуку в искусственной норе плотным обшиванием.

Фото Г. Шалаева

работе ягдтерьеров встреча­ются не так уж редко и носят различный характер.

Во-первых, случается, что собаке не хватает выносливо­сти и, отбегав за зверем поло­женное Правилами испыта­ний количество кругов, она выдыхается. Тяжело дыша, собака ложится на значитель­ном расстоянии от зверя — метр-полтора, иногда дальше, интереса к лисице не прояв­ляет. На этом ее работу можно считать законченной. Зачастую та­кую работу демонстрируют и ягды, содержащиеся в вольерах, и в весенне-летний период, когда норная охота закрыта. Владельцы мотивируют это малой тренированностью собаки: "Вот к зиме нач­ну набегивать ее". Что же, может быть.

В другом случае собака залегает непосредственно перед кот­лом или на небольшом от него расстоянии (25—50 см) и перестает отдавать голос. При этом она и от зверя далеко не отходит и рабо­тать не работает. Зверь затихает, и терьер в таком положении, "храня молчание", может пролежать до тех пор, пока его не вынут из норы. Исходя из практической нецелесообразности подобной работы, таких .собак приходится снимать с испытаний. Однако в излагаемом случае терьеру может "помочь" зверь: если лисица проявляет активность или пробует атаковать, то ягд возобновля­ет работу, отдает голос, начинает делать броски и может даже взять зверя. Однако умудренные опытом лисы на притравочных станциях предпочитают отсидеться, зная, что собака в норе долго не задержится. В естественных условиях залегание перед зверем без голоса практической ценности не имеет, так как охотник пре­бывает в неведении о местонахождении собаки и зверя. При такой манере работы терьера ясно, что "прорваться" зверю он не даст, осадив его хорошей хваткой, и может длительное время удержи­вать его "залеганием". За это время охотник успел бы вскрыть но­ру, сделав шурф в нужном месте. Но только вот где оно, это мес­
то? Не уповать же на темперамент зверя, от которого в данном случае будет зависеть поведение собаки, а следовательно, исход охоты?!

В третьем случае собака, выполнив программу по поиску и пре­следованию, залегает перед котлом со зверем также без голоса, но сказать, что она отказалась от работы никак нельзя. Терьер время от времени издает "утробное" рычание, а зверь все время держит­ся в напряжении — лиса "крякает", и между животными чувству­ется "наэлектризованное поле", хотя активных действий ни один, ни другой не предпринимают. Ситуация все время как бы баланси­рует на острие ножа: собака готова взять, и ей не хватает лишь ка­кой-то последней "капли". Этой "каплей" может стать любая мельчайшая оплошность зверя, его неосторожное движение. Ягд тут же реализует свою готовность и берет зверя. Однако опытная лисица может так и не дать собаке этой последней "капли", и до окончания испытаний ягд так и не реализует своей готовности к хватке. Это не значит, однако, что в естественных условиях такое, "активное", залегание не кончится победой собаки — ведь там вре­мя ее работы не ограничено, а "схватку нервов" вольные (а не при- травочные) лисы не выдерживают. Но работа без голоса с хваткой в естественных норах эффективна лишь в том случае, если ягд- терьер вытащит зверя на поверхность.

В Правилах испытаний по лисице работа "залеганием" не преду­смотрена, не существует и балльных расценок ее. Поэтому сталки­ваясь на испытаниях с "залеганиями", эксперту приходится исхо­дить из их характера. В первом случае собака может быть снята за отказ от работы, во втором случае такая трактовка проблематич­на, а в третьем — вовсе не подходит, даже если собака и не успе­вает взять зверя: ведь зверь находится в постоянном напряжении (что он и выражает голосом), а в напряжении его держит собака. Но с другой стороны, ни бросков, ни других активных действий терьер не совершает. Очевидно, такая манера работы требует оценки в первую очередь с точки зрения ее практической ценности во время охоты.

Иногда у ягдтерьеров весьма специфично проявляются такие качества, как вязкость и злоба. Приходилось видеть работу собак, когда они проявляли интерес к зверю только в пределах прямой видимости. След зверя оставлял их равнодушными, и собаки не выражали желания искать лисицу. В контакте же в пределах пря­мой видимости такие ягды всецело проявляли свои бойцовские ка­чества.

Другой пример. Ягдтерьер хорошо ищет и преследует зверя. При образовании тупика он тут же врывается в котел и пытается взять зверя. Если ему это удается сразу, он под аплодисменты зрителей получает диплом I степени (если хватка по месту), а вся работа не занимает и пяти минут. Эффектно! Если взять зверя с первой атаки собака не может, то некоторые представители поро­ды тут же теряют к нему интерес, оставляют зверя и перестают работать. Создается впечатление, что запаса прочности нервной системы таких собак хватает только на одну атаку, на одну схват­ку со зверем, после чего происходит "разрядка", и собраться на дальнейшую работу терьер не всегда в состоянии.

То, что берущий ягд (с развитой злобой), схватившись со зве­рем, не всегда может осуществить хватку, чаще всего свидетель­ствует о чрезмерной горячности собаки. Результатом этой чрез­мерной горячности зачастую бывают хватки не по месту, что уве­личивает травматизм не только самой собаки, но и подсадного зве­ря. Поэтому неудивительно негативное отношение нормастеров, бережно относящихся к подсадному зверю, к этим "сумасшед­шим" ягдам, которых именно поэтому иногда не допускают на при- травки на те или иные искусственные норы.

Хватки не по месту в естественных условиях могут привести не только к серьезным травмам собаки, но и ее гибели. Не случайно, что гибнут и травмируются на охоте чаще других норных именно ягды. Особенно трагическими последствиями чреваты хватки не по месту в работе ягдтерьеров по барсуку.

Эта же горячность, неуравновешенность некоторых ягдтерьеров буквально "лишают" их чутья, и собаки нервозно мечутся по норе в попытках найти зверя. Были на испытаниях случаи, когда лисица водила за нос собаку как хотела, обманывая ее и не допуская не то что до контакта, но и какого-либо сближения. Собака не добирала баллов по верности. Причем это не были молодые первопольные ягдтерьеры, которым такая бестолковость еще простительна.

Некоторые рослые, да еще с излишне широкой грудью ягдтерь- еры при преследовании идут за зверем на столь низкой скорости, что согласно действующим Правилам даже при хороших проявле­ниях злобы получают диплом не выше III степени или вообще ос­таются без диплома. Впрочем, это проблема многих крупных нор­ных терьеров.

Есть ягды, голос которых оценивается на испытаниях 1—2 бал­лами. Такой голос, как правило, высокий, визгливый, малодо- носчивый, при преследовании собака буквально пищит. Иногда го-

Залегание в трубе перед зверем, занявшим оборонительную позицию.

Фото Г. Шалаева

лос бывает хриплым и глу­хим. Такие малопородные го­лоса нередки в породе.

Безудержная, переходя­щая в свирепость неконтро­лируемая злоба некоторых ягдов, неуравновешенность их нервной системы принима­ют порой курьезные формы.

”Я в своей собаке

не сомневаюсь”, —

заканчивал каждый рас­сказ о ягдтерьере некий охотник, впервые приехав­ший на испытания. "Мне нужна только первая степень, — гордо заявил он, — я в своей со­баке не сомневаюсь". Да, у кобеля был боевой вид: морда в шра­мах, мочка носа на сторону свернута, взгляд тяжелый, нехоро­ший. Почти каждый из ожидавших в очереди владельцев услы­шал байку о боевых подвигах кобеля. Самоуверенность охотника, безудержная реклама и снисходительное отношение к другим со­искателям на звание дипломированного пса сделали ягда фавори­том. С нетерпением ожидали его работы — всем хотелось воочию убедиться, на что способна такая собака. А из кружка столпив­шихся вокруг словоохотливого владельца вновь донеслась сакра­ментальная фраза: "Я в своей собаке не сомневаюсь".

Наконец дошла его очередь. Егерь посадил лисицу в ящик — пришла пора смены зверя. Охотник со своим ягдом зашел на тер­риторию норы. Ягд уже не лаял — он хрипел, душась на ошейнике и неистово тянул в нору. И... то ли хозяин не понял, что происходит смена зверя и нора пустая, то ли он не знал, что собаку запускают по команде эксперта. Но произошла заминка. Эксперты отвлек­лись, пользуясь небольшим перерывом, ушли в домик и стали раз­ливать чай из термоса. Хозяин ягда открыл входной шибер, и соба­ка, освобожденная от ошейника, пулей понорилась. Шибера поче-

6   Ягдтерьер
му-то оказались поднятыми. С оглушительным визгом, на огром­ной скорости кобель пронесся несколько раз по большому кольцу. Хозяин самодовольно улыбался — он был в полной'уверенности, что собака лихо гонит зверя. Наконец кобель подскочил к узлово­му котлу, где совсем недавно был зверь и... взял. Низкое глухое рычание подтверждало, что он именно кого-то взял и треплет. Хо­зяин заулыбался еще шире. Эксперты бросились к котлу: "Кто пу­стил собаку в пустую нору?!" Подошел и егерь с новым зверем в ящике. Крышки норы открыли. Ягд действительно взял. Он с ос­тервенением вцепился в деревянный угол котла и, не помня себя от ярости, грыз его, успев разнести чуть не в щепки. "Героя" выну­ли из норы. Он извивался и снова рвался в бой — с деревяшкой. На испытаниях собака не сработала — она перегорела. На хозяина было жалко смотреть.

Деревянный поводок

Был и такой случай. От очень злобного кобеля-ягда некий охот­ник собирался приобрести щенка. Чтобы удостовериться в дейст­вительно феноменальной злобности кобеля, охотник и владелец собаки привезли ее на испытания по барсуку. Владелец с собакой вошел на территорию норы, и нас удивило приспособление, к кото­рому был "прикреплен" ягд. Оно представляло собой довольно длинную толстую палку с ременной петлей на конце, в которую и была вдета голова собаки. Это приспособление не давало собаке возможности приближаться к хозяину и держало ее на расстоя­нии от его ног. Подведя кобеля к входу в нору, владелец попросил поднять входной шибер, буквально стряхнул собаку с этой "удоч­ки" в нору и немного расслабился лишь после того, как собака ста­ла быстро продвигаться по норе. Нет нужды говорить, что ягд стремительно подошел к барсуку, крупному и агрессивному зве­рю, неистово набросился на него и мертво вцепился своими челю­стями-капканами в его горло. Проделал он все это деловито-свире­по. Собака с легкостью держала сильного зверя положенное правилами время. Владелец надел ватник. Егерь засуетился — он боялся за подсадного зверя, поэтому незамедлительно открыл крышку и бросился спасать барсука. Владелец схватил кобеля, и люди принялись разжимать ему челюсти. Это оказалось непросто. Как только пасть собаки оказалась свободной, пес, проявив реак­цию дикого зверя, тут же вцепился в рукав ватника, предусмотри­тельно надетого хозяином. Человек, бледнея, свободной рукой за-


тягивал на собаке ременную петлю "удочки". Наконец, кобеля от­жали и от руки владельца, собака вновь оказалась от него на рас­стоянии палки. И ее, визжащую, в пене, исходящую злобой, гото­вую вцепиться во что угодно, наконец, увели с территории норы. Мы поняли смысл деревянного "поводка".

Подобная, неуправляемая агрессивность ягдтерьеров, прояв­ления которой неоднократно приходилось видеть на притравках и испытаниях в искусственных норах, позволяет говорить о том, что, к сожалению, многие наши ягдисты, в отличие от немецких коллег (например, собака с такой нервной системой, неуправляе­мая, как рассказано выше, была бы выбракована из племенного разведения в Германии), не только не пытаются гасить соответ­ствующим воспитанием чрезмерную агрессивность ягдтерьеров, "приводить в чувство" собак с задатками неуправляемости, но, наоборот, зачастую считают, что именно это и есть главное досто­инство породы. Такой взгляд на породу, который бытует даже среди охотников-практиков (а уж они-то знают, что такое неуп­равляемая, неконтактирующая с человеком собака на охоте!), тем более удивителен, что именно названные качества представ­ляют серьезную помеху на охоте, приводят к самому высокому среди норных собак травматизму и гибели ягдтерьеров. Причем эксцессы происходят даже на протравочных станциях во время работы ягдтерьеров, особенно когда подсадной зверь — барсук.