Обучение и дрессировка охотничьих собак (Ягдтерьеры)

 

Все или почти все Ягдтерьеры очень любят воду, охотно плавают, некоторые даже ныряют. Среди любителей и профессионалов существует мнение, что Ягдтерьер - универсальная собака, особенно подходящая для охоты в норах и на уток.

Для того чтобы вырастить хорошую охотничью собаку, верного помощника на охоте, кроме "выращивания", т. е. регулярного кормления и необходимого рациона, нужно уделить должное внимание ее "воспитанию": приучать к условиям содержания в доме или на участке, к кличке, послушанию и привязанности к владельцу, безразличному отношению к домашним животным; надо воспитать привычку к месту и чистоплотности, если собака живет в доме, к шумам и транспорту, ошейнику, поводку, наморднику и т. д.; отучать от проявления нежелательных реакций, убегания из дома, бродяжничества, скотинничества и др.
Обязательно нужно приучать щенка к тем условиям, в которых будет проходить охота: к лесу, полю, болоту и др.
Семи-, восьмимесячный щенок подвергается общей дрессировке: его учат ходить без поводка у левой ноги дрессировщика, безотказно подходить на зов охотника (по команде, свистку, рогу); посадке, укладке, нахождению на месте, прекращению нежелательных действий и др. На команду у щенка и молодой собаки вырабатывается так называемый условный рефлекс, поэтому она должна быть краткой, четко произносимой и неизменяемой. При выполнении команды охотник не должен забывать поощрить собаку (поглаживанием и восклицанием "хорошо!"). Специальная дрессировка (нагонка, натаска, притравливание) проводится в поле (условное обозначение естественной обстановки - леса, поля, болота, степи) или в искусственной норе. Основывается она, в основном, на проявлениях врожденного и закрепленного вековым отбором и подбором человека охотничьего инстинкта, выражающегося в различной форме у разных групп охотничьих пород. Полностью изложить методы дрессировки всех групп в данной статье не представляется возможным, поэтому мы рекомендуем пользоваться специальной литературой и в отдельных случаях советами опытных охотников и егерей. Поскольку в основе действий собаки находится инстинкт, при дрессировке необходимо создать такие условия, которые способствовали бы его проявлению. Наиболее результативен так называемый подражательный метод, т. е. использование в качестве "наставника" хорошей и опытной собаки, действиям которой в силу прирожденного инстинкта будет подражать молодая собака. Но при этом нужно быть готовым к тому, что перенимать она будет и хорошие, и нежелательные действия. На определенном этапе, когда у молодой собаки появляются осмысленные самостоятельные действия, "наставника" убирают, и она постепенно набирает необходимый для охоты опыт. Когда собака готова к самостоятельной охоте, ее охотничьи качества и опыт охоты проверяются на испытаниях.
Среди различных охот с использованием собак особый интерес представляет охота на зверей: копытных (лось, кабан, косуля), медведя, барсука, лисицу енотовидную собаку и некоторых других.
Охота на различных зверей требует от собаки определенных качеств и нужной специализации.
Для проведения таких охот лучше всего подходят лайки и норные собаки (Ягдтерьеры).
Основные объекты охоты с Ягдтерьерами - лисица, енотовидная собака и барсук. Однако при должной подготовке каждый Ягд может быть хорошим помощником при добывании хоря, норки, бобра, других пушных зверей, а также копытных животных, уток и прочей пернатой дичи.

Притравка Ягдов

Притравку молодой собаки следует начинать, не форсируя события, в возрасте от 8 до 10 месяцев, но некоторые собаководы делают это не раньше года. Притравка - дело серьезное, поэтому, прежде всего собака должна быть физически здоровой, выполнять необходимые команды и привита от бешенства. Лису садят в сетчатый ящик, чтобы ваш питомец мог видеть зверя. Собака должна быть на поводке, т.к. злобные особи при первой же притравке смело нападают на зверя и могут повредить зубы об металлический ящик. После того, как собака проявила интерес к зверю, лису садят в нору, желательно со входа на глазах у собаки. После этой процедуры пускают в нору собаку. Не стоит огорчаться, если с первой попытки ваш питомец не пошел в нору, только настойчивость и терпение приведут к желаемому результату. Притравку молодой собаки следует проводить по «ходовой» лисе, т.е., которая не нападает на собаку и постоянно держится на дистанции, что исключает контакт и травмирование щенка. Часто даже у самых одаренных щенков не правильной притравкой можно надолго отбить охоту работать. При постановке собаки на норе «восьмерки» (т.к. она является основной), важно отработать такие элементы работы, как поиск и преследование. И только, когда вы будете уверенны, что эту задачу решили, можно ставить собаку на злобу. Высшим проявлением злобы является хватка, но, к сожалению это присуще не всем собакам. Хозяева многих собак считают, что хватка - это не обязательное явление и что так называемый «размен» в определенных участках норы с дальнейшим выгоном зверя из норы более предпочтительный. По этому поводу можно много дискутировать, но то, что собаке нужно настойчиво атаковать зверя с определенной вязкостью, с этим спорить никто не станет. Если вы решили ставить собаку на хватку, то желательно начинать с енота. Этот зверь менее агрессивен, чем лиса и почти не травмирует собаку. Контакт желательно делать в норе сечением 20х20 см., чтобы собака научилась работать по зверю в условиях приближенных к естественным. В такой норе собака учится брать зверя по месту: это - горло, шея, ухо, щека - при такой хватке зверь не может нанести собаке травму. И только после того, как ваш питомец без особых проблем берет енота по месту, переходите к лисе. Полезно при первом контакте с лисой помочь собаке взять зверя, начинать желательно с не очень сильного зверя. Еще раз повторюсь: собаку ставят на хватку после того, как она быстро и верно преследует зверя по норе «восьмерке».
И как показывает практика, притравливать собаку на «П» образной т.е. международной норе желательно после становления собаки на норе «восьмерке», хотя она имеет свои сложности, особенно для крупных особей. Притравливать собаку по барсуку желательно с 1,5 до 2 лет и тоже по не очень сильному зверю. Многие считают, что это не нужно и в дальнейшем можно сильно травмировать собаку на охоте, но я другого мнения. Для достойного производителя дипломом первой степени по барсуку подчеркивает его смелость к зверю, который по весу его превосходит в несколько раз. А если этот вопрос обсуждать с точки зрения ведения породы, то другого способа проверки настоящей злобы не существует.

Притравка норных собак

 

 

Среди норных собак иногда встречаются такие, которые с одного-двух выходов на естественные норы самостоятельно принимаются за полноценную работу, и с ними можно начинать успешно охотиться. Но таких собак немного, поэтому предварительная работа с ними, т. е. притравка, необходима, и в большинстве случаев имеет решающее значение.

Норным собакам приходится работать в разнообразных и часто в исключительно трудных условиях. Поэтому настоящая охотничья собака должна располагать многими рабочими качествами. Однако задачей притравки не является развитие у молодой собаки всех рабочих качеств, которые приобретают и совершенствуют постоянно и в разных условиях ее работы. Если молодая собака сразу не принимается работать, то это происходит от того, что или она не начала реагировать на зверя, или боится норы. Поэтому развитие злобы и смелости у собаки и приучение к норе являются основной задачей притравки.

Притравку можно разбить на три части: наземную, в искусственной и в естественной норах.

Под наземной подразумевается такая притравка, когда злоба развивается по подсадному зверю на поверхности земли и при встречах собаки с тем или иным зверем, например в поле или в лесу. Для этого более всего доступны кошки. В этом случае ее нужно привязать к чему-либо, взять молодую собаку на поводок и на расстоянии 2—3 м от кошки начать натравливать на нее знакомым ей «возьми». Как только собака начнет злобное облаивание и поведет себя смело, то такое притравливание следует прекратить.

Не рекомендуется приучать собак душить кошек. Наоборот, нужно отучать их от такого отношения к домашним животным, иначе при посещении охотником населенных пунктов, особенно, в сельской местности, это вызовет серьезные неприятности и последствия. Кроме того, следует учесть и другое: собака, легко расправляющаяся с кошкой, может плохо работать в норе и, наоборот, отличные охотничьи собаки способны дружелюбно относиться ко всем домашним животным, в том числе и к кошкам.

Однако можно использовать встречу с бродячими кошками. На открытой местности известна следующая повадка кошек. Заметив проходящего человека, кошка затаивается и бросается наутек только тогда, когда он подойдет к ней почти вплотную. Тогда, заметив затаившуюся кошку, нужно взять собаку на руки и начать подход. Идя немного стороной, следует придерживать голову собаки таким образом, чтобы она была направлена в сторону затаившейся кошки, и шепотом возбуждать собаку командой «возьми». Поравнявшись с кошкой, нужно быстро развернуться, направиться в ее сторону и как только она побежит, пустить, натравливая, собаку. Лучше, если это будет происходить вблизи леса или отдельных групп невысоких деревьев. Как правило, кошка заберется на одно из них, и тогда собака начнет облаивать кошку. Преследование с последующим облаиванием кошки пригодится собаке при переходе на работу в норе.

Однако это можно рекомендовать только ради проверки или предварительного развития у собаки злобы. В дальнейшем же целесообразнее не практиковать это. Дело в том, что норные собаки легко привыкают гнать зверя, и в этих случаях, пользуясь его следом, они могут самостоятельно найти жилую нору и испортить всю охоту, а то и потеряться. Поэтому в охотничьих угодьях притравленную собаку лучше всегда держать у ноги.

Притравка по кошкам — это вынужденный способ, когда собака не идет в нору и когда охотник не располагает подсадной лисицей или енотом. Если же такая возможность имеется, тогда притравка на поверхности земли должна производиться только по зверю. Но в этом случае привязанного зверька собака должна не только облаивать, но и вступать в драку с ним, брать его. А чтобы недостаточно смелую собаку приучить к этому, следует помочь ей, придерживая зверя одновременно за загривок и основание хвоста или перевязав у него морду.

Очень эффективной является притравка, когда она производится в каком-нибудь небольшом закрытом помещении или на специально огороженной территории, где зверь (лисица, енот) держит себя свободно и откуда он не мог бы уйти. Причем в этом случае морду зверя для начала целесообразно перевязать.

Однако владельцу молодой собаки нужно помнить, что приучение собаки работать зверя только мертвыми хватками — это не самоцель. Более практичной и добычливой является такая собака, которая вступает в короткую драку со зверем, избегая в то же время серьезных укусов с его стороны, и которая использует каждый подходящий момент, чтобы прихватить зверя, а затем отпустить его, оставшись невредимой. Если такая собака одновременно умеет хорошо и преследовать в норе зверя, то никакой другой собаки охотнику не нужно — она выгонит лисицу в наикратчайший срок, с ней можно охотиться без потери времени на лечение ран, от которых часто страдают собаки с неудержимой злобой.

Притравка в искусственной норе. Оборудование примитивной искусственной норы (рис. 52) целесообразно во всех случаях предварительной работы с молодой собакой, если такая возможность имеется у ее владельца.

Рис. 52. Схема-план искусственной норы для испытаний норных собак

Рис. 52. Схема-план искусственной норы для испытаний норных собак

Лучше всего нору сделать в прочном земляном грунте. Для этого следует предварительно выкопать траншею, размеры которой должны быть: ширина 20—25 см, высота до 35 см, длина — в пределах 3—5 м. Один конец должен служить входом в нору, а противоположный — тупиком, где траншея должна заканчиваться круглым или многогранным котлом размером 60 см в поперечнике. Верх норы необходимо покрыть дощатым или каким-либо другим прочным материалом и оборудовать его крышками. Если длина норы не более 3 м, крышек должно быть три (на середине, перед котлом и над ним), если же длина норы больше, то целесообразно сделать четыре крышки. Входное отверстие в нору и вход в котел должны закрываться металлическими или деревянными задвижками; дощатое покрытие норы следует засыпать землей, а крышки — застелить дерном, чтобы при пользовании ими его можно было бы снимать.

Приучать к такой норе молодую собаку можно до начала знакомства со зверем, т. е. с 4—5-месячного возраста. Придерживая щенка вблизи входного отверстия в нору, нужно поднести к его носу какое-нибудь лакомство и, не давая взять его, немедленно забросить в нору на 20—30 см от входа. Щенок обязательно возьмет лакомство, а после нескольких уроков будет охотно идти за ним в любую часть норы. После этого или вовсе не применяя лакомства можно использовать следующий способ. Открыв предварительно крышку, ближе расположенную к входу в нору, щенка помещают, например, в маленький ящик, одна сторона которого оборудована задвижкой. Поставив ящик этой частью вплотную к входному отверстию в нору, задвижку извлекают. Увидев впереди себя освещенную часть норы, щенок оставит ящик и пойдет по норе. Если же, в крайнем случае, щенок не сделает этого, нужно наклониться над открытой частью норы и поманить его. После нескольких таких уроков щенок начнет выходить и через открытый котел (тупик). Причем важно, чтобы при первых уроках щенок был поощрен лакомством, а затем — всегда лаской.

После того как щенок хорошо освоил нору, можно приучить его подавать из нее предметы, если, например, по команде «дай» он научился это делать в других условиях. Сначала используют относительно легкие предметы, а затем более тяжелые и значительные по размерам. Норные собаки с большим удовольствием трепят невыделанные шкуры любого зверя или мелкого домашнего животного (например, лисицы или енота, кролика или кошки). Это нужно обязательно использовать для того, чтобы собака приучилась вытаскивать из норы разные шкуры, а еще лучше — примитивно изготовленное из шкуры чучело. Если собака начнет только трепать его в норе, то урок нужно прекратить, прикрепить к какой-либо части чучела конец тесьмы или шнура, снова пустить собаку и как только она вцепится в чучело, скомандовать «дай» и начать подтягивать чучело к выходу. В этом случае собака вынуждена будет пятиться задом и, в конце концов, выйдет из норы с чучелом в зубах. После несколько таких уроков собака по команде «дай» начнет охотно вытаскивать чучело из норы. Это очень важный элемент дрессировки, приучающий собаку так именно поступать с мертвым зверем в естественной норе.

Притравленная по зверю на поверхности и приученная к искусственной норе, собака сразу начнет работать в ней. Единственное, что важно вначале притравки в норе,— это предупредить возможную инициативу зверя первым напасть на недостаточно злобную и смелую собаку и тем более покусать ее. Поэтому, если подсадной зверь способен на это (что, главным образом, относится к лисице), лучше при нескольких первых уроках перевязывать ему морду.

Что же касается способа притравки, то для заранее подготовленной собаки он особых рекомендаций не требует. Другое дело, когда ознакомление собаки с норой и притравка ее в ней производятся одновременно и без предварительной тренировки собак. В этом случае недостаточно злобная и боящаяся норы собака потребует соответствующей работы с ней.

Самое главное в работе с такой собакой это добиться того, чтобы собака начала активно облаивать лисицу, находящуюся поблизости от выхода из норы. Команда «возьми» и при этом одновременное поглаживание собаки — единственный способ постепенно приучить ее к облаиванию. После этого переходят к обучению собаки к облаиванию зверя в норе. Если она сразу не начнет этого делать перед котлом (тупиком), то придется приучить ее постепенно к данному действию, проталкивая зверя все дальше по норе и одновременно командуя собаке «возьми».

Если и в этом случае собака не пойдет в нору, придется использовать крышки. Первоначально целесообразно изолировать зверя в котле, а затем, открыв крышку перед ним, осторожно посадить собаку в трубу. Как только она начнет облаивание, крышку нужно поставить на место, дать собаке поработать 1—2 мин, а затем извлечь ее из норы и, натравливая, попробовать пустить ее в нору через входное отверстие. Если она в этом случае не пойдет в нее, следует использовать другие крышки. В одних случаях через них можно манить в нору собаку, в других — сажать ее в нору. Так, чередуя посадку собаки непосредственно перед котлом с использованием промежуточных крышек, можно добиться того, что собака довольно быстро начнет работать в искусственной норе.

Кроме указанного о притравке в такой норе, следует иметь в виду следующее. Задвижки должны быть с просверленными дырами; необходимо иметь рогатину для придерживания в норе зверя и деревянную разжимку для разъема пасти собаки при мертвых хватках по зверю; ни в коем случае нельзя применять грубость и тем более подталкивание собаки в нору; притравку лучше производить вдвоем.

Все сказанное о притравке в искусственной норе относится к положению, при котором владелец собаки вынужден работать с ней самостоятельно. В тех же охотничьих центрах страны, где сосредоточено значительное количество норных собак, целесообразно оборудовать нору, в которой можно было бы организованно проводить и притравки, и местные испытания собак. В этих случаях конструкция норы должна отвечать действующим правилам испытаний или должна быть заимствована у тех обществ охотников, у которых такие норы оборудованы.

Притравка в естественных норах. Если владелец собаки располагает подсадным зверем, то притравка намного облегчается, и собака может быстро приняться за настоящую работу. Но прежде всего, необходимо иметь в виду, что не каждая нора подходит для этой цели. Дело в том, что большинство нор близко от входного отверстия имеют разветвления, и только меньшая часть их начинается довольно длинным прямолинейным ходом. Вот в такой последней и можно притравливать собаку по подсадному зверю.

Чтобы не потерять зверя, его пускают в нору на привязи. Ранее притравленная в искусственной норе, собака пойдет в естественную немедленно, особенно если вначале зверя не отпускать далеко от входного отверстия. Если же собака знакомится со зверем и норой впервые, то поступают примерно так же, как это рекомендуется для притравки в искусственной норе. Причем, пользуясь привязью, сначала зверя показывают собаке, вблизи входного отверстия, а затем отпускают все дальше. Как и в искусственной норе, для начала морду зверя следует перевязать. После того как собака начнет охотно входить в нору и работать в ней по находящемуся на привязи зверю, притравку можно считать законченной.

Больше заботы и времени может потребоваться от владельца молодой собаки, если он сразу начинает притравку по вольному зверю и не располагает другой, опытной собакой. В этих случаях важно соблюдать следующие условия. Притравку нужно начинать в нескольких норах и только при наличии в них зверя (лисица, допустим енот, только не барсук).

Нарушение этих правил может или затянуть притравку, или напугать и даже испортить собаку. Так, приученная к лазанию в нежилую нору, собака будет потом вводить охотника в заблуждение и может превратиться в пустобреха. Все охотничьи качества норной собаки развиваются только при работе по лисице, которая является главным объектом охоты. Енот может быть использован только для первоначального ознакомления собаки с норой и проверки ее злобы. Что же касается барсука, то он для молодой собаки, особенно злобной, опасен и, кроме того, нехарактерен по своему поведению в норе.

Некоторые охотники допускают притравку своих собак весной, используя лисьи выводки. С точки зрения притравки такой способ исключительно эффективен, но он недопустим, так как приводит к запрещенной раскопке нор и является злостным браконьерством. Одновременно с этим такие охотники не гарантированы от потери или окончательной порчи молодой собаки, если она встретится в той же норе с выводком барсука. В этих случаях самка барсука немедленно нападает на собаку с такой стремительностью и агрессивностью, что никакая злобная и опытная собака не способна устоять против этого.

Поэтому притравку нужно начинать только в разрешенное для охоты время, т. е. осенью и зимой. Однако оба эти периода резко отличаются друг от друга по условиям притравки. Как было сказано, последняя должна производиться только при наличии зверя в норе. Если установить это по снеговому покрову очень легко, то осенью, когда снега нет, труднее, а иногда и вообще невозможно.

Очень хорошо использовать в этот период гончую собаку. Охотясь со своей или посещая угодья, где с гончими охотятся другие, нужно использовать каждый случай, когда лисица понорится из-под гончих. Если этой возможности нет, придется пользоваться единственными признаками: внешним состоянием норы и следами на земляном грунте.

Лучше всего устанавливается жилая нора енота. Так как он пользуется ею, как правило, постоянно, то присутствие енота можно установить по сглаженным стенкам отнорков, по выброшенной свежей земле из норы и по следам. Однако в этом случае важно не принять след барсука за след енота.

Труднее установить наличие в норе лисицы. С одной стороны, они пользуются норой в этот период охоты редко, а с другой, лисица может зайти в любую нору. Поэтому присутствие в норе лисицы легче установить в ненастную погоду, так как в этих условиях она чаще норится и может оставить заметный входной след.

Итак, допустим, что жилая нора найдена, и владелец собаки впервые начинает притравку. Кроме собак, сразу начинающих работать, встречаются еще две другие группы собак. Одни собаки не проявят никакого интереса к норе, другие, почуяв зверя, заволнуются, заскулят, подойдут к одному отнорку, к другому, но пойти в нору не осмелятся. С той и другой группой собак способ притравки один: надо показывать в нору рукой, посовывая в нее прут и поглаживая собаку, нужно натравливать ее командой «возьми» и «ищи». Важно при этом иметь в виду, что более результативно действует на собаку команда шепотом. Никакого другого способа притравки собаки по вольному зверю нет. Поэтому всегда нужно помнить, что все зависит от владельца собаки. Если она плохо поддается притравке, он должен набраться терпения и довести начатое до конца. Ведь «тупых» собак меньше, а бездарности — исключение. Причем плохо вначале поддающиеся притравке, часто становятся отличными охотничьими собаками.

И, наконец, о следующем. Эффективно действуют на непритравленную собаку убитые лисица или енот. Поэтому каждый случай отстрела этого зверя лично владельцем молодой собаки или другими охотниками нужно обязательно использовать. Сначала собаке дают потрепать убитого зверя, а затем на привязи проталкивают его в нору, используя этот способ аналогично притравке по подсадному зверю. Начав трепать зверя на поверхности норы и в норе, да к тому же вытаскивая его из норы, собака быстро примется за работу.

Пpитравка норной по лисице (В. Комаров)

Достоинствами такой притравки являются:

- круглогодичное функционирование притравочной станции;

- отработка первичных элементов натаски молодняка при надлежащем контроле действий как зверя, так и собаки;

- своевременное проведение мероприятий по ветнадзору за подсадным зверем;

- достаточное по численности количество зверя не только для притравки молодняка, но и для отработки мастерства взрослых собак, а также проведения испытаний и состязаний норных, когда требуется более или менее ровный состав подсадного зверя;

- возможность получения приплода зверей с последующим его использованием, что, однако, требует высокой культуры содержания подсадного зверя;

- значительная пропускная способность станции: при одной норе "восьмерка - до 30 собак в день и больше в летний период и несколько меньше зимой. Некоторые притравочные станции дополнительно оборудуются П-образными норами, которые можно использовать для притравок по барсуку. Однако принципиальным достоинством "восьмерки" является значительно более высокий уровень проверки вязкости норной, что невозможно на П-образной норе. Да и торопиться притравливать молодую норную по барсуку не имеет смысла. Практика охоты обычно благотворно сказывается на рассудочных действиях молодой собаки, уже имеющей опыт работы с лисицей, и она при первых же встречах с вольным барсуком ведет поединок с этим, как она уже интуитивно осознает, более опасным и трудным противником, заметно иначе.

Весьма желательно, если есть такая возможность, познакомить норную с енотом, позволить потеребить его и потаскать. Последнее обстоятельство имеет немаловажное обстоятельство на охоте, так как известны случаи, когда даже дипломированные собаки, встретившись в естественной норе с замершим, неподвижным енотом, равнодушно проходили мимо "покойника" в поисках лисицы.

Притравка по вольной лисице в естественных норах

Достоинствами такой притравки являются:

- уже с первого своего появления в охотничьих угодьях и посещения нор собака осваивает их специфику и разнообразие, воспринимая первоначально в основном поверхностные особенности, специфические запахи земли, отнорков, шурфов и т.д., а позднее - разнообразие ходов и различных препятствий. Наконец, здесь возможна быстрая встреча со зверем;

- возможность, в случае благополучного исхода охоты (т.е. отстрела лисицы, пусть даже шумовой), вволю потрепать зверя. Охотник должен учесть, что фокстерьеры обычно теребят тушку лисицы, но не рвут мех. Поэтому в первый раз дайте собаке потрепать добычу, так как она, безусловно, "считает" себя соучастницей удачи. Другое дело, если говорить о ягдтерьерах. Среди них встречаются отдельные особи, не отличающиеся вежливым отношением к добыче, поэтому охотнику следует быть настороже и особенно не потворствовать собаке.

- возможность проводить притравку у молодой норной с участием опытной, рабочей норной. При этом эффект притравки может быть значительно более эффективным.

Недостатки:

- скудость получаемой охотником информации о происходящем в норе и трудность оказания своевременной помощи норной, попавшей в беду;

- возможность притравки норной в естественных угодьях напрямую связана со сроками охоты и необходимостью приобретения соответствующего разрешения;

- регион охоты не всегда бывает благополучен по бешенству, чесотке;

- в большинстве случаев непросто найти нору со зверем, приходится подчас затратить на поиски много времени и пройти немалый путь.

Видно, что рассматриваемый способ натаски молодой норной характеризуется серьезными трудностями и недостатками различного рода.

Ниже мы рассмотрим оба способа натаски молодых собак, но сначала считаем необходимым и полезным обратить внимание читателей на разнообразие характеров собак норных пород, уровень их самолюбия, злобу к зверю и темперамент. Все это увяжем с непосредственным использованием собак на охоте.

Прежде всего владелец молодой норной, если он приобрел щенка в возрасте 1-2 месяцев и старше, должен хорошо изучить особенности характера своей собаки. Если это темпераментное, легко возбуждающееся, смелое существо, не всегда способное надежно сосредоточиться на каких-либо требованиях владельца, то работать с такой норной будет нелегко. Если у владельца хватит терпения, настойчивости и он не будет поддаваться слабости, допускать срывы, будет весьма настойчив, но и, что очень важно, ровен в обращении, то из такой собаки ("холерика") со временем может получиться прекрасный помощник высокого класса и нередко разностороннего использования. Холерики встречаются практически среди всех пород норных, культивируемых в России, но в одних породах чаще, особенно среди ягдтерьеров, в других значительно реже.

Наиболее желательными с позиций воспитания и дрессировки являются "сангвиники". С такими собаками, отличающимися уравновешенным характером и в то же время обладающими хорошей злобой к зверю и, как правило, доброжелательными к человеку, владельцу легче работать. При соответствующей дрессировке из такой собаки получают помощника, обеспечивающего высокую эффективность охоты. Менее удачным является приобретение норной флегматичного склада характера, но и из нее все же можно получить надежного помощника. Если охотнику досталась норная со слабой нервной системой, то добиться хороших результатов можно путем настойчивого, ровного, спокойного обращения, но это очень сложно и не у каждого владельца хватит должного терпения.

В принципе, собак, пригодных для использования на охоте на норного зверя, можно подразделить на три группы.

1. Собаки весьма решительные, самолюбивые (чаще всего холерики и сангвиники), необязательно с широким спектром охотничьих инстинктов, т.е. как бы специализирующиеся на охоте по норному зверю. Характерные черты поведения таких собак: не будучи притравлены предварительно и не приученные бесстрашно проникать в темные лабиринты подземелий, они, тем не менее, пользуясь чутьем и уловив с его помощью наличие зверя в естественной норе, почти сразу (хотя иной раз и осторожно) уходят в нору - их неуклонно гонит туда инстинкт предков. Если речь идет об искусственной норе, то, увидев впервые в окне контрольного окна лисицу, они решительно направляются, часто броском, к ней в котел. Но таких собак не так уж и много.

2. Собаки, довольно решительные и самолюбивые, также из числа холериков или сангвиников, быстро принимающиеся работать и, будучи предварительно подготовленными т.е. притравлены в искусственных условиях, почуяв зверя в естественной норе, норятся и начинают работать. Такие норные также становятся хорошими и надежными полевиками.

3. Наконец, собаки, не отличающиеся ярко выраженным самолюбием и смелостью, но, тем не менее, принимающиеся работать в искусственных условиях. Они в довольно короткие сроки осваивают азы притравок, получают дипломы чаще всего третьей степени и без особых промедлений принимаются работать в естественных норах. Однако при энергичном сопротивлении лисицы они обычно не в состоянии выбить зверя из тупика, и охота подчас завершается безрезультатно. Здесь многое зависит от мастерства и ситуативного мышления норной. Если эти ценные качества ей свойственны, то такая норная будет хорошим помощником охотнику. Однако такие умницы встречаются не так уж часто, к тому же эти качества нередко переплетаются с чрезмерно расчетливыми действиями собаки в момент контакта со зверем.

Чтобы владелец молодой норной получил представление о многообразии характеров собак, особенностях их поведения при первых посещениях притравочной станции, имеет смысл рассказать о начале работ ряда норных в искусственных норах (в действительности имевших место - все примеры взяты из практики). Возможно, это будет полезно начинающему норнику, и он не разочаруется при первых неудачах своего воспитанника.

Ниже рассказано о пяти молодых норных, впервые появившихся на притравочной станции. Клички собак изменены. Укажем только, что первые четыре являются жесткошерстными фокстерьерами (1960-1970-х годов рождения) и из них второй, третий и четвертый - прямые родственники (отец, дочь, внук), а последняя - сука ягдтерьер. Итак, Аякс, Брок, Брик, Бася и Шелли.

Аякс отличался весьма жизнерадостным характером, был очень доброжелателен к людям и никогда не ссорился с собаками. Он умел так их заводить своими играми во дворе, что даже самые хмурые особи втягивались в игру и не позволяли себе грубых действий. Сильных, рабочих собак в родословной Аякса практически не было. Уроки норения осваивал неохотно, в основном за "колбаску". Появившись первый раз на притравочной станции, держался совершенно свободно, хотя и чувствовалось, что первое время он был несколько озадачен многоголосостью хора и необычными запахами. Но все это довольно быстро прошло, и он стал больше внимания уделять собакам. В свое время он был притравлен по кошкам и действовал довольно энергично. Появившись на притравочной площадке, неспеша подошел к контрольному окну и, увидев через сетку лисицу, тут же начал ее облаивать. Встретив жесткий отпор, не испугался, а по своей деликатности решил ей не досаждать и явно не одобрял своего владельца, агрессивно науськивающего его на зверя. Понориться отказался и потерял всякий интерес к зверю. Забегая вперед, укажем, что егерь в принципе был против посадки собаки в трубу через освобожденный от крышки проем. Мы тоже придерживаемся такого мнения. В последующем Аякс после нескольких посещений станции начал работать, но диплом третьей степени получил с натяжкой. Не хватало злобы и, увы, вязкости. На охоте он интересовался главным образом боровой дичью, а что касается норного зверя, то особенно похвастаться было нечем.

Совершенно другим характером обладал Брок. Еще до появления на притравочной станции он поразил владельца своим поступком. Увидев кота, который, не мешкая, зашипел и накинулся на Брока, он резко отбросил его. Кот пустился наутек и исчез в проеме водопроводного люка. За ним нырнул и Брок. Непонятно, как он не повредил себе лапы, стремительно свалившись с более чем двухметровой высоты. В шахте было сухо. После многократных призывов владельца Брок наконец появился с задавленной кошкой, но вылезти из шахты по скобам не смог; вытащил его владелец. К собакам Брок был строг но справедлив, молодых не обижал. Впервые оказавшись на притравочной станции, вел себя с величайшим спокойствием. Когда ему показали через открытое окошко (шибер был поднят) ласковую, как заявил егерь, лисичку, то Брок тут же шмыгнул в контрольный котел и, подойдя к застывшей лисице, лизнул ее в нос, но, не встретив понимания, отправился дальше по норе и долго по ней ходил. Владелец и егерь были в шоке. Расстроенный хозяин не показывался на станции две недели. Увидев как-то его, егерь заявил, что даст такую лисичку, что не "поцелуешься". И дал. Все повторилось. Брок было сунулся, чтобы поприветствовать, но еле успел отскочить от злобного броска лисовина. Однако и лис чуть не оплошал и еле унес ноги. Весь кипевший от злобы Брок стремительно носился по норе, ища зверя. Можно было подумать, что он был здесь уже много раз. Через неделю он получил диплом второй степени. В естественных норах он начал работать сразу и оказался бесценным помощником. Задушенных лис, как и енотов, всегда вытаскивал наружу.

Третий кобель - Брик - обладал большой злобой к собакам и, как ни парадоксально, его боялись овчарки и даже дог, перед которым трепетала вся кинологическая округа. В то же время, обладая большой вязкостью и стремительным норением и преследованием, он не сближался в норе с лисицей вплотную и как-то неуверенно облаивал ее. Естественно, при такой работе диплом не получался. А на охоте успехи были, и он даже два раза вытащил двух задушенных лисиц, потеряв при этом два резца. Перед победой он долго и нудно облаивал зверя. Потом была слышна какая-то суматоха и в результате - упомянутый итог. Владелец так и не сумел разгадать причину такой необычной работы. С одной стороны, складывалось впечатление, что он побаивается зверя, но тогда почему были хватки? Обычно, понорившись, он стремительно обшаривал нору, и если лисица не задерживалась, то быстро выскакивала наружу. Это была его типовая работа. И все же владельцу повезло. Он решился еще раз попытаться поставить собаку на диплом. А лисовин на этот раз попался злобный. Брик, закончив преследование, расположился в метре от него и начал облаивание. В это время лисовин сделал мощный бросок, но вскоре забился в судорогах. Еле его отняли. Почему у кобеля сложилась такая манера работы? Возможно, на охоте, будучи молодым, он нарвался на матерого барсука или лисовина и вынужден был отступить, а в последующем набрался мастерства и стал работать по-своему, довольно расчетливо. Должен сказать, что мне неоднократно приходилось сталкиваться с подобными случаями, но несколько иного плана. Обычно после штурма лисицы, получив жесткий с травмой отпор, собака либо приходила в себя, если была травмирована, либо переходила на заунывное, "усыпляющее" облаивание, в процессе которого лисица, считая себя победительницей, переставала наблюдать за норной, занималась туалетом и в это время нередко попадалась.

Бася, большая умница и любимица семьи, отличалась хорошим ходом и вязкостью. На всесоюзных состязаниях о ходу взяла лисицу мертвой хваткой по месту, на диплома не получила. Кто был виноват? Конечно владелец! Дело в том, что эта умница, появляясь в окне контрольного котла, резко тормозила и внимательно смотрела на положение пальцев своего владельца. Ему достаточно было показать указательным пальцем влево или вправо, как Бася тут же срывалась с места. А вот на охоте в этом необходимости не было, сама работала, выскакивала из одного отнорка и, не оглядываясь, ныряла в другой. Видно, понимала, что здесь хозяин помочь не сможет, не зря же она была умницей.

Шелли была собака высокого интеллекта, и в то же время весьма самолюбием. Владелец быстро приучил ее нориться в трубах, и она стремительно, с удовольствием, проносилась по двенадцатиметровой дренажной трубе. Приучилась вытягивать игрушку из трубы, преодолевая сопротивление владельца, за что, естественно, вознаграждалась лакомством. Все это давало владельцу уверенность, что на норе проблем не будет. Была у нее и одна особенность, не очень приятная для хозяина. Если кто-то с налета, грубо или с рычанием набрасывался на нее, то Шелли мгновенно брала наскочившего нахала мертвой хваткой и только по месту. Вскоре во дворе ее стали бояться. Первый день на притравочной станции поразил Шелли обилием собак и многоголосым, возбужденным хором. Однако робости у нее не наблюдалось, но она была напряжена, вся насторожена. Когда ей показали через сетчатую стенку контрольного окна лисицу и приоткрыли окошко, то Шелли в ответ на бросок зверя попыталась прихватить его, но это ей не удалось и она начала злобное с бросками облаивание и при этом почему-то систематически оглядывалась. Лису перепустили в узловой котел, но Шелли, несмотря на настойчивые уговоры владельца, не понорилась. Затем все повторили. И таи было еще несколько раз, но безрезультатно - Шелли не норилась. Владелец очень расстроился. Решено было ждать до осени, до охоты. В августе, охотясь на тетеревов, владелец с удовольствием наблюдал за действиями своей норной, работавшей, как спаниель. По пути решил заглянуть на два известных ему городища и проверить, не завелся ли там барсук, чтобы зимой не наскочить на него. У норы Шелли заметалась между отнорками, заглянула в один, выскочила и ушла в другой. Было тихо, лая не слышно. Нора оказалась глубокой, и звук работы доходил плохо. Больше всего хозяин боялся, как бы суке не пришлось иметь дело с крутым барсуком. Прошло около часу, когда Шелли выскочила из соседнего отнорка и, отряхнувшись, рванулась было обратно. Владельцу все же удалось ее перехватить, и, несмотря на сопротивление, она была взята на поводок. У суки была разорвана губа, имелось несколько ранок на груди и надорванное нижнее веко. Ясно, что это был барсук. Вот так вот! Шелли оказалась настоящей норной, и она подтвердила это в последующем и добычей, и характерным, выборочным осмотром местности, свойственным хорошим норным.

Эти примеры показывают, что никогда не следует расстраиваться при первых неудачах, а необходимо выявить и внимательно проанализировать причины неудач и либо устранить их, либо смириться с ними, если они не сказываются негативно на использовании собаки по прямому назначению на тех видах охот, которыми увлекается владелец. Заметим также, что для многих охотников полевой диплом не является целью, для них гораздо важнее добыча.

Владимир КОМАРОВ, Журнал "Охота" 1998 - 6
ZooMax - проект ИД "Друг"

 

Нора "Восьмёрка"
Нора "Восьмёрка"